выборы в Государственную Думу РФ 4 декабря 2011: прогнозы и опросы общественного мнения

Самое главное: Вне зависимости от того, где вы в данный момент находитесь — обязательно идите и выполните свой гражданский долг!
— Помните, что вакуум, созданный нашим бездействием, всегда заполняется действием других людей, а мы тем самым отдаём контроль над судьбой страны в чужие руки.
— Возможность проголосовать есть у всех, включая лиц, постоянно проживающих за границей, причём в большинстве случаев открепительное удостоверение вовсе не требуется (подробно см. информацию от посольства РФ в Великобритании)

Метаинформация по теме парламентских выборов 2011:

1. С кратким описанием сути происходящего вкупе со всеми проводившимися опросами, а также с официальными прогнозами ВЦИОМ, Левада-центр, ФОМ, ИСИ, собранными в одном месте, и их динамикой можно ознакомиться вот в этой статье википедии.

2. Сайты агентств, где можно посмотреть последние официальные прогнозы (на последней неделе их публикация, ровно как и агитация, запрещена) и, вообще, всю информацию по данной тематике:
Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ): http://vybory.wciom.ru
Левада-центр: http://www.levada.ru/press-vypuski-posvyashchennye-vyboram
Институт социальных исследований (ИСИ): http://www.ng.ru/ideas/2011-11-21/9_dinamika.html
Фонд Общественное Мнение (ФОМ): http://fom.ru
Проект duma11.ru: http://duma11.ru/opros_index.php3

3. Если вы не определились с тем, за кого отдать свой голос, то в интернете, в блогах, в твитере очень много аналитики, личных предвзятых и более-менее объективных мнений, статей, обзоров. В этот раз, в отличие от предыдущих парламентских выборов, на эту тему высказались практически все мало-мальски известные и способные хоть как-то повлиять на ход выборов персоналии.
Недостатка в информации просто нет — выбор за вами.

4. Ролик «Твой выбор, гражданин!» от aссоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» (http://golos.org).

Предотвращенная катастрофа


http://polit.ru/article/2011/11/23/nechaev/ — cтенограмма лекции министра экономики в 1992-1993 гг. Андрея Нечаева, состоявшейся 10 ноября 2011 г. в лектории Политехнического музея. Один из ключевых министров первого российского правительства рассказал о том, в каких условиях проходила работа команды Егора Гайдара, в каком состоянии находилась экономика страны осенью 1991-го года, была ли либерализация цен ошибкой, куда делись сбережения граждан, на какие компромиссы приходилось идти реформаторам.

для полноты картины: http://aillarionov.livejournal.com/353139.htmlдаже не знаю, что в таких случаях говорить надо — всем читать/слушать в обязательном порядке!

все лекции здесь: http://lectures.gaidarfund.ru/

coffeehouse in da coffee house

Многие исследователи наркоторговли и наркотрафика (в широком историко-социо-культурологическом смысле обоих терминов, сабо самой разумеется) небезосновательно полагают (см. например High Society: Mind-Altering Drugs in History and Culture, ну или википедию на худой конец), что именно благодаря кофейным домам Лондон стал лидирующим мировым финансовым центром лютых валютообменных и страшных страховых операций (оставаясь им и по сей день)…

Тема эта мне не даёт покоя, особенно в контексте того, что в Лондоне все, кому не лень, устраивают прогулки, посиделки, пробежки, мутят стартапы, стартуют митапы и иже (так же как и ежи) с ними.

Надо полагать, что многие знают мою бездонную любовь к чудесному 茶.
Так вот, по мере исследования европейского континента во все его ширь и глубь, компанию этому наркотику (да, я намеренно использую это слово и его деривативы в положительно-возвышенной коннотации, а то, глядишь, скоро оно совсем изгоем станет) потихоньку начинает составлять absinthe parisienne/white widow/кофе (нужное подчеркнуть, ненужное зачеркнуть) в различных его вариациях (café con leche, caffè cappuccino, caffè corretto, caffè espresso, etc.) и диспропорциях с соевым молоком.

Ну ладно, не будем за сим уже дольше среднестатистического блогпостного порога толерантности томления в ожидании держать интригу за уши…

С недавних пор я позволяю себе себя немного посамоиндульгировать этим прекрасным напитком в разумно-мизерных количествах и в последнее время по пятничным вечерам меня сложно можно застать с книжкой (бывает и книженция бывает, а то и вовсе книжища посещает) в обалденно-сидельно-валяльно-и-всячески-подвальном помещении одного весьма известного партизанско-артизанского фейно-орфейно-кофейного дома, а посему…

Too whom it may concern: let’s coffehouse in da coffee house

The Social Animal

…because you can only discover your vocation by doing it, and seeing if it feels right. There’s no substitute for the process of trying on different lives, and waiting to find one that fits.

They seemed to move from city to city with amazing promiscuity. Cities have become the career dressing rooms for young adults. They have become the place where people go in their twenties to try on different identities.
Then, once they know who they are, they leave…

Everything changed except their e-mail addresses.

The Social Animal by David Brooks

Абсолютно и безоговорочно лучшая книга из бездонной бездны прочитанных мною даже не знаю за сколько последних лет скитаний по городам и странам…
Она настолько здесь и сейчас, моя и обо мне, что иногда аж до мурашек на коже доходит.

Пишите письма, господа.
Да, именно так, просто и незатейливо.
Всегда буду рад пообщаться и отвечаю всем без исключений.

Wind of change 2.0: the matrix reloaded

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту всё, что накопил c трудом,
Bcё проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том…

 

Всё началось примерно в момент написания вот этого манифеста, да так закрутилось и завертилось, что опомнится не успел, а уже столько всего нагородил. И вот в тот момент ветер внутренних перемен поутих, уступив место ветру перемен внешних. Эти внешние перемены, в свою очередь, подспудно-индукционно спровоцировали ряд не всегда нужных и желаемых изменений внутренних. Прерывание этого порочного круга, выход из этой когнитивно-диссонансной уловки-22, заняли гораздо больше времени, чем я себе изначально представлял. Во время этого процесса произошло множество трансформаций, которые дались мне не легко, но, я в этом уверен, оно того стоило.
Я практически вернул себе прежнего себя долондонского, домосковского, и даже допозднесамарского, те, некогда очень важные и уже порядком подзабытые чистоту и напряжённость мысли, жадность к поглощению знаний, открытость новым горизонтам и идеям…
Прежняя иерархия ценностей была в очередной раз, не скажу что безболезненно, сожжена дотла, уступая место новой, ещё только формирующейся из протоплазмы всего мной увиденного, встреченного, прочитанного, услышанного, переваренного и пережитого за последние годы и месяцы.
В-общем, мои мятежные паруса снова наполнены наисвежайшим ветром перемен, а корабль жизни, с заделанными пробоинами, полученными за время предыдущих путешествий, прошедший капитальный ремонт и внутреннюю отделку, заново спущенный со стапелей, отправляется в очередное увлекательное плавание…

Беготня и цели

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»

 

Обычно всё начинается через преодоление внутренне-утреннего «не могу, не хочу и, следовательно, не буду» — и вот из наушников уже гремит драйвово-беговой ню-метал, таймер запущен и ничего не остаётся как начать свой бег. Цели ещё нет, есть только мириады отвлекающих мыслей и импульсов, которые застилают разум. Первый километр даётся очень трудно, и хочется всё бросить к чертям собачьим, вернувшись в уют ещё хранящей твоё тепло кровати. Потом ты уговариваешь себя пробежать «как обычно» свои дежурные три с четвертью километра в спокойном ритме. Ближе к концу согласованной со своими внутренними ленью и совестью дистанции тело начинает прогреваться, просыпаться и втягиваться в процесс, но внутренний голос неутомимо и настойчиво требует всё бросить, остановиться и закончить уже этот позорный маскарад. Заход на четвёртый километр уже выход из зоны личного комфорта, поэтому даётся труднее всего. Ты, занимаясь неприкрытым самообманом, говоришь себе, что будешь потихоньку ползти и в любой момент остановишься, если надоест или пропадёт мотивация. На морально-волевых, стараясь безуспешно сконцентрироваться вовне на музыке и улыбках пробегающих навстречу тебе прелестниц, пытаешься не думать о том, что ты вообще существуешь, а кольми паче — бежишь. В этой диалектической борьбе с самим собой проходят ещё три километра. После взятия рубежа в шесть километров всё начинает кардинально меняться — тебя накрывает волной нейромедиаторного кайфа, тело подстраивается под ритм бега и нагрузку, дыхание нормализуется без особых усилий с твоей стороны, сознание сужается, мысли начинают выкристаллизовываться и идея намотать ещё три с четвертью уже не кажется такой идиотски-фантастической. После седьмого километра прошлого и будущего уже нет, ты как будто бы находишься в горизонте событий чёрный дыры, уже не имея возможности избежать её притяжения, да особо того и не желая. Пространственно-временной континуум сжимается до точки, точки предельного напряжения, в которой есть только ты и вакуум. Музыка уже не слышна, пробегающие мимо прелестницы нерелевантны. Последняя мысль, покидающая твой разум, только о том, что мыслей больше нет. Теперь ты сам лишь заряженная частица, пребывающая в имманентном движении по орбите, которой бесконечно неведомо состояние не-движения, и квинтэссенция заряда которой укладывается во всепоглощающую, да и уже поглотившую тебя, парадигму «могу, хочу, и, следовательно, буду, а сделать это мне уже никто и ничто помешать не может»…
…ты видишь цель.
Потеря сознания, реальности и осознания реальности происходящего…
…на одиннадцтом километре ты вдруг понимаешь, что музыки нет уже не только в твоей субъективной реальности, но эта данность стала объективной — у плеера, в виду отсутствия воли, села батарейка. Но тебе, представляющему в этот момент не что иное как сгусток волевой протоплазмы, уже ничего не важно.
Ты просто не можешь заставить себя остановиться.
В жизни всё то же самое, только дистанция заметно длиннее.
[мой новый личный рекорд: 15.28км]

pure morning

Ранний подъём, свежесть дождливо-прохладного ноября приходит в гости через нехотя открытое окно, понежиться в кровати, сладко позёвывая и прорисовывая в своём воображении картину всего запланированного на этот ещё только начинающийся день, натянуть на себя одежду и кроссовки для бега, преодолевая жестокое желание не останавливать кроватную негу, три с четвертью километра вокруг все ещё безлюдных утренних доков, немного уличного тхэквондо на радость китайским бабушкам, цигунирующим поодаль, контрастный душ, смена одной спортивной формы на другую, неспешная пешая прогулка вдоль набережной, переполненный и захлёбывающийся тестостероном тренажёрный зал, два последних подхода через не могу за излишнюю самоиндульгенцию калориями прошлым вечером, два вида саун, спать в спа, доплюхать до бассейна вполудрёмку, стандартный полукилометровый набор из брасса и баттерфляя, разбавленный периодическими переныриваниями всего бассейна под водой, снизив обороты, через панорамные окна просто картинки красотой испепеляясь пялиться на несущую свои воды реку, и кораблики, проплывающие по ней, пытаясь проекционно обогнать их, ускоряя темп, рабочие небоскрёбы Сити, окутанные серо-сизой туманной дымкой осени, два каких-то непонятных джентльмена, затесавшихся в изначально женскую группу по какой-то цирковой аквааэробике, уборщики листьев за окном, безучастно смотрящие на весь этот полуголый вертеп внутри, опять сауны, и вот теперь-то спать в спа можно безмятежно, бесстыдно, бессовестно и безлимитно, давая умоляющим о пощаде мыщцам долгожданную передышку, контрастный душ, сушить волосы феном, мазать лосьоном тело, два вида полотенец и халат, выдаваемые каждому на прокат, идти по улицам из металла и стекла, купаясь в замедленном движении реальности вокруг, пребывая в экстазе наркотического опьянения серотонином и другими нейромедиаторами, покупать фрукты, орехи и овощи со всех уголков вполне себе объятой современной торговлей планеты, постепенно возращаясь в этот людей, условностей и звуков мир, топать до дома, напевая невпопад и вслух что-нибудь на каком-нибудь языке, впервые с момента пробуждения задействовав свой собственный, кормить хлебом с рук наглых гусей и чопорно-манерных лебедей, ощущая лёгкое пощипывание их клювов своей кожей, а также крикливых чаек, юрких уток и отважных лысух, наблюдая в действии дарвинистическую борьбу видов и особей, веганский полдник, соево-йогуртовый фруктово-ягодный попурри с бразильским орехом и перуанской макой, макадамия, английская дроблённая овсянка c семенами льна и дерезой обыкновенной, приправленная книжкой и овсяной же коврижкой, совсем немного французского с генмайчей, чуть больше китайского с пряно-земельным пуэром, горький в своей горячности соево-молочный шоколад из любимого голландского какао…
Довольно! Хватит! Дальше я писать не буду — пора уж на корню срубить сию эстетства словоблуду…

постепенно возвращая прежнего себя…

I believe I can see the future
‘Cause I repeat the same routine
I think I used to have a purpose
Then again, that might have been a dream

I think I used to have a voice
Now I never shall make a sound

I can feel their eyes are watching
In case I lose myself again
Sometimes I think I’m happy here
Sometimes, yet I still pretend

I can’t remember how this got started
But I can tell you exactly how it will end

I’m still inside
A little bit comes bleeding through

I wish this could’ve been any other way
But I just don’t know, I don’t know
What else I can do