Философский кружок «Чай с Ничто»

Постоянно внушаемая мысль на семинарах Вячеслав Дмитриев об отсутствии философского сообщества в стране возымела своё действие, и я решил провести первое собрание философского кружка «Чай с Ничто». Заодно совместили приятное с полезным, выбрав в качестве первой темы Фукуяму, тем самым начав готовиться к экзамену у Marina Kedrova.

Тема: Отдыхает ли Фукуяма в Крыму?
Тезисы:
1. «Конец истории…» — конъюнктурный политический памфлет без философской ценности?
2. Евросоюз — фукуямовский рай?
3. Посткрымская карта реальности — возвращение исторического?
4. «Парламент — не место для дискуссии» и «крымский референдум» — эмуляция демократии?
5. Хипстер — конченый последний человек?

Выпили много пуэра и кенийского чёрного, вынеся по итогам дискуссии однозначный приговор Фукуяме: «Ваша роль окончена, идите же туда, куда вам предназначено: на свалку истории».

Потрясения и великая Россия

Так себе ведь текст-то этот Винокуровой.
Да ещё и построен на логическом противоречии о том, что великая Россия может быть без великих потрясений.

Status quo нельзя изменить без потрясений. Без потрясений = пресловутая путинская стабильность.

История учит обратному. Путь от застоя к величию, процветанию, успеху (нужное подчеркнуть) всегда пролегает через великие потрясения, будь то революция, то реформы.

Можно спорить лишь о характере и пути проведения этих великих потрясений, но очевидно, что без встряски из текущего тупика не выйти.

Путь к великой России скорее можно очертить по-черчилльски, а не по-столыпински: «We are in the preliminary stage of one of the greatest battles in history…. <…> I have nothing to offer but blood, toil, tears and sweat. We have before us an ordeal of the most grievous kind. We have before us many, many long months of struggle and of suffering.»

 

А что я думаю по поводу демкоалиции более всего из уже написанного близко к позиции Навального.

Любые договоренности существуют только для достижения конечной цели (в данной ситуации — успеха на выборах), а не ради самих себя.

И если уже заключённые договорённости не работают и не позволяют этой цели достичь в виду новых обстоятельств, то их надо пересматривать.

Почему-то многие отождествляют предвыборную договоренность с бизнес-контрактом на поставку корнеплодов.

Предвыборная договоренность это не самоцель для исполнения, а инструмент для достижения другой цели, means to an end, not an end in itself.

Нежелание пересматривать неработающие договоренности это либо инерционность мышления, либо непонимание ситуации, либо игра не на общий успех.

 

Так напористо спорили сегодня в перерыве между лекциями по Фукуяме, что решили попробовать встречаться в формате философского клуба.

Нечто велосипедное

– Эй, велосипедист, слышь, давай подвинься! Я проехать хочу!

Мизансцена: светофор на пересечении бульварного кольца и Тверской, я стою во втором ряду от края дороги, яркое весеннее солнце слепит мне глаза, красный свет светофора.

Оборачиваюсь на источник звука. В принципе уже по голосу и интонации сказанного мне всё было понятно, а увиденное глазами лишь подтвердило моё предположение — грязный чёрный мерседес, словно полярная ночь Лабытнанги, а в нём субъект, на лбу которого зияет бездонная прорва девиантности.

Смотрю себе под ноги, потом снова на него, показываю ему пальцем на сплошную разделительную полосу, пролегающую между колесом его автомобиля и моей ступнёй.

Я: «Видите разделительную полосу между нами и машину за мной в моём ряду, мне некуда двигаться ни в одну из сторон».

Нечто из мерседеса, резко на выдохе: «А, велосипедист, я сразу понял, что ты, блять, ёбнутый!»

Неплохое начало для диалога, сразу видно, что он будет конструктивным, подумалось мне.

Нечто продолжает настаивать на своих мнимых привилегиях: «Не подвинешься, я тебя давить сейчас буду!»

Начинает медленно поворачивать в мою сторону. Я не двигаюсь, молча наблюдаю за его действиями. Колесо машины медленно переезжает разделительную полосу и подъезжает к моему кроссовку. Молчание с обеих сторон.
Субъект из мерседеса не идёт на дальнейшую эскалацию насилия и машина останавливается.

Нечто не унимается, видимо считая, что его чёткая честь поругана, и некто на пассажирском сидении рядом с ним его просто не поймёт: «Слышь, блять, ну давай тогда хоть вперёд проедь!»

Снова смотрю себе под ноги, потом снова на него, показываю ему пальцем на стоп-линию всего в нескольких сантиметрах перед передним колесом велосипеда

Я, продолжаю невозмутимо: «Видите стоп-линию передо мной? Я не могу ехать вперёд на красный.»

Нечто, явно уже не в себе, мотая головой, оно показывает мне на две машины, которые, нарушая правила, выехали за стоп-линию и стоят уже практически на Тверской : «Стоп-линия, блять! А чего вон эти, блять, смогли проехать вперёд, а ты тут упираешься!»

Я уже живо начал представлять куда дальше заведёт нас эта милая беседа о предельных о(бо)снованиях, как загорелся зелёный свет и Нечто, крича что-то нечленораздельное мне на прощание, умчалось туда же, откуда оно и возникло — в небытие этого прекрасного солнечного дня.

только хардкор

Решил тут переслушать всю классику, с присущей мне методичностью — составил список, слушаю одно произведение за другим. И вдруг, после некоторого количества симфоний и прочих фортепиано с оркестром, явственно осознал почему она мне никогда не нравилась — на моё ухо, она слишком тосклива и меланхолична, вся без исключений. То ли дело электроникор или стрейтэдж-хардкор — послушаешь с утра и сразу хочется совершать подвиги, такая энергетика дикая. В общем, только хардкор.

Семинар по Гадамеру неожиданно переместился в Государственный центр современного искусства на круглый стол «Событие на границах философии».

прозрачность в политике

Кэмерон всё же попал под хорошую раздачу за свои финансовые манипуляции.

Но ему надо отдать должное — он не стал до последнего отмалчиваться, опубликовал свои декларации о доходах, в которых всё тоже не чисто.

На мой взгляд, полная прозрачность — единственный способ для политика вернуть утраченное доверие, если это вообще возможно в такой ситуации.

Мой идеал в этом плане это , который вообще полностью раскрывает все свои доходы и гонорары. http://www.monbiot.com/registry-of-interests/

Я считаю, что все федеральные политики и вообще все без исключения журналисты должны делать также, иначе не иди в журналистику или политику.

По поводу прозрачности, я считаю, что доходы надо раскрывать не после вступления в выборную должность, а уже все кандидаты должны это делать.

Мы живем в эру тотальной прозрачности, где информация рано или поздно становится публичной, а многие люди и так публичны в соцсетях.

Поэтому политики должны быть еще более прозрачными. Они не могут быть менее прозрачными, чем избиратели.