Больше всего впечатлила видеосъёмка с воздуха всего масштаба экологической и техногенной катастрофы в Дзержинске. Похлеще Припяти будет картинка. В СССР было просто наплевать на экологию и жизнь работников предприятий вроде дзержинских комбинатов. Выставка ровно об этом. Тяжёлое зрелище, но полезное.

Про самолёт, членов правительства, Надежду (Кадышеву) и Россию.
Без всякой постиронии, с тоской и болью в сердце.

1. Всем почему-то не понравилось, что компания бывших и ныне действующих членов правительства пьёт и поёт под Надежду Кадышеву. Ишь эстеты какие!

А я вам так скажу — оставьте Надежду в покое. Быть может это вообще единственное русское, что во всём этом видео есть. И от нас самих в этом мире бушующем осталось. Вот в самом деле, с точки зрения стороннего наблюдателя, что там вообще русского:
* самолёт — точно нет, американский или европейский
* сорочки — точно нет, скорее всего итальянские
* виски/коньяк/арманьяк/кальвадос (что у них там налито) — понятное дело, что нет, всё ведь с вонью бочек европейских
* вино — сильно сомневаюсь, вряд ли они там кубанские вина хлещут
* телефоны — сделано в Китае или Японии

Вот то-то и оно, посмотрит какой-нибудь инопланетянин на всё это и скажет “нет, ну это точно русские, кто ещё, да и вообще, может петь Кадышеву в такой обстановке, только эти, только они”. Только по Надежде и отличит он наших.

Думаю не надо вам объяснять (у меня в ленте все люди более чем образованные), что за отсутствие самолётов, телефонов, нормальных рубашек (реально ведь проблема, не шьют у нас; сам итальянские и английские покупаю, чего уж там), и прочего технологического и не очень ширпотреба (и это даже не проблема, это позор) российского производства в том числе лично ответственны вот эти праздно выпивающие люди.

Хорошо пить Ткачёву, когда тонны европейских продуктов давят, а при этом многим людям просто нечего есть. Хорошо пить Дворковичу, любителю посещать ежегодную конференцию «Открытые инновации», бронируя там под свою делегацию первые ряды (там не до демократии и близости с народом посредством Кадышевой, это же не частный самолёт со своими), когда у нас отгораживают интернет от всего мира. И так далее, ad infinitum.

Воистину говорю, оставьте Надежду в покое. Надежда умирает последней. А вот этого правительства и их всех не жалко.

2. Ну хорошо, уговорил, скажете вы, пусть на русском и мейнстрим, а не Deep Purple или Bob Dylan какие-нибудь заморские, но ведь можно и что-то более приличное.

Ну хорошо, давайте сыграем и в эту игру.

“Скоро рассвет
Выхода нет
Ключ поверни — и полетели
Нужно вписать
В чью-то тетрадь
Кровью, как в метрополитене:
Выхода нет,
Выхода нет!”

Я бы стоя аплодировал, но нет.

“Мы разбегаемся по делам
Земля разбивается пополам
Сотри меня, смотри в меня
Останься
Прости меня за слабость
И за то, что я так странно и отчаянно люблю”

Я бы снова аплодировал стоя. Вот прямо бы встал посреди комнаты у себя дома, смотрел это видео и хлопал. Но нет. И за слабость мы их не простим.

“И слушали тихий океан.
И видели города.
И верили в вечную любовь.
И думали: «Навсегда».

Жить в твоей голове
И любить тебя неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове.
И убить тебя неосознанно, нечаянно.

Неосознанно. Нечаянно.

Запутались в полной темноте.
Включили свои огни.
Обрушились небом в комнате.
Остались совсем одни.”

После этого в принципе уже занавес должен идти или титры. Ну или что-то вроде финальной сцены «Бойцовского клуба», или про неисповедимые пути русской идеи, соборность и вот это всё.

А как бы ведь было отлично, ну в самом деле, вы только представьте, значит:

Тимакова:
«Я теперь готова ко всему на свете —
Я отсидела свой срок в интернете.»

Ткачёв:
«В золотых цепях я утопаю в болоте.
Кровь моя чище чистых наркотиков.»

Ентальцева:
«Я иду по городу в чёрном худи —
Тут обычно холодно, злые люди.»

Дворкович:
«Впереди меня ничего не ждёт,
Но я жду тебя, ты меня найдёшь.»

Припев, хором все вместе:
«Я заливаю глаза керосином —
Пусть всё горит, пусть всё горит!
На меня смотрит вся Россия —
Пусть всё горит, пусть всё горит!»

А ведь и в самом деле: керосин в джет залит и горит, глаза горят и их продолжают заливать топливом, чтобы не думать о том, что всё уже горит.

Так бездарно прожигать свою страну и историю надо уметь.

P.S. В качестве послесловия.
«Границы моего языка означают границы моего мира».
Когда ты работаешь в правительстве изоляционизма, то что не запевай, изо рта одна Надежда Кадышева доносится.
Автоматическое импортозамещение.

Впрочем, кажется, что это и к лучшему. За исполнение более прогрессивных и популярных российских исполнителей, боюсь, их распяли бы мы сами по статье «неуважение к глубинному народу».

А Надежду вы всё же оставьте в покое. Не виновата она.
На себя надо в зеркало смотреть. И смеяться над собой почаще.
Тут нам постирония всем не помешает, и побольше. Но я обещал же, что без неё в этот раз.

«Светит незнакомая звезда,
Снова мы оторваны от дома,
Снова между нами города,
Взлётные огни аэродромов.
Здесь у нас туманы и дожди,
Здесь у нас холодные рассветы.
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты…

Припев:
Надежда – мой компас земной,
А удача – награда за смелость.
А песни…
довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось.»

Когда у меня 38.5 и ничего серьёзного ни читать, ни слушать ни на каком языке решительно невозможно, а стимулировать мозг чем-то надо, ведь невозможно сутками лежать смотря в потолок, то я либо смотрю нарконовеллы на испанском, либо какие-нибудь сериалы на английском про тактические операции спецназа по всему миру — такой брутальный, выхолощенный экшн, никакой рефлексии, много мертвечины без причины: сплошные snafu и fubar, если вы понимаете о чём я. «Let’s give stupidity a chance», ну или «I’m with stupid» — тут кому какая композиция больше нравится.

В этот жанр вписываются и речи Дональда Трампа: английский уровня пятиклассника оставленного на второй год в третий раз — никакой рефлексии, сплошные глаголы экшна или аллюзии к ним, сдобренные плоскими как шутки поручика эпитетами на уровне владения языком ниже, чем у многих мигрантов, против которых он выступает.

Вот и вчера смотрел его речь про national emergency и думал — в бреду ли я, в сознании ли, жив ли ещё, или уже умер и попал в ад, где в качестве наказания меня заставили смотреть не прекрасные речи Обамы (каирская, хиросимская, гаванская, афинская — you name it; да, я поклонник жанра), а вот это всё.

Речь меж тем знаменательная тем, что он цементировал «walls work» и ради этого факта готов даже пойти на режим чрезвычайной ситуации в стране.
Walls work это zeitgeist, конечно — что у них там со стеной физической, что у нас тут с огораживанием интернета.

Он опять хвалил своего чудесного северокорейского друга Кима (того самого, который сказал про Трампа нетленное «mentally deranged U.S. dotard» и «bereft of reason»), а потом прямо восхищался тем, что в Китае по его словам нет проблем с наркотиками, потому что там всех наркоторговцев казнят. Всех казнят и нет проблемы. И прямо чувствуется его зависть и фрустрация, что он тоже так не может — казнил и нет проблемы. Сплошной экшн и никакой рефлексии. И заборы не надо было бы городить.

Впрочем, артисты уже прекрасно обыграли это и без меня в очередной незабудке. Особенно хороши кадры визита Чаушеску в Северную Корею. Тоже, знаете, увлекался этой заморской экзотикой. Даже идеи чучхе на румынский переводил. Кончил плохо. Правда Трамп бы тут со мной поспорил, ведь — казнили и нет проблемы.

Оставлю здесь для истории. Гениальный текст с портретом Трампа в исполнении британцев.
Someone asked «Why do some British people not like Donald Trump?»

Nate White, an articulate and witty writer from England, wrote this magnificent response:

«A few things spring to mind.

Trump lacks certain qualities which the British traditionally esteem.

For instance, he has no class, no charm, no coolness, no credibility, no compassion, no wit, no warmth, no wisdom, no subtlety, no sensitivity, no self-awareness, no humility, no honour and no grace — all qualities, funnily enough, with which his predecessor Mr. Obama was generously blessed.

So for us, the stark contrast does rather throw Trump’s limitations into embarrassingly sharp relief.

Plus, we like a laugh. And while Trump may be laughable, he has never once said anything wry, witty or even faintly amusing — not once, ever.

I don’t say that rhetorically, I mean it quite literally: not once, not ever. And that fact is particularly disturbing to the British sensibility — for us, to lack humour is almost inhuman.

But with Trump, it’s a fact. He doesn’t even seem to understand what a joke is — his idea of a joke is a crass comment, an illiterate insult, a casual act of cruelty.

Trump is a troll. And like all trolls, he is never funny and he never laughs; he only crows or jeers.

And scarily, he doesn’t just talk in crude, witless insults — he actually thinks in them. His mind is a simple bot-like algorithm of petty prejudices and knee-jerk nastiness.

There is never any under-layer of irony, complexity, nuance or depth. It’s all surface.

Some Americans might see this as refreshingly upfront.

Well, we don’t. We see it as having no inner world, no soul.

And in Britain we traditionally side with David, not Goliath. All our heroes are plucky underdogs: Robin Hood, Dick Whittington, Oliver Twist.

Trump is neither plucky, nor an underdog. He is the exact opposite of that.

He’s not even a spoiled rich-boy, or a greedy fat-cat.

He’s more a fat white slug. A Jabba the Hutt of privilege.

And worse, he is that most unforgivable of all things to the British: a bully.

That is, except when he is among bullies; then he suddenly transforms into a snivelling sidekick instead.

There are unspoken rules to this stuff — the Queensberry rules of basic decency — and he breaks them all. He punches downwards — which a gentleman should, would, could never do — and every blow he aims is below the belt. He particularly likes to kick the vulnerable or voiceless — and he kicks them when they are down.

So the fact that a significant minority — perhaps a third — of Americans look at what he does, listen to what he says, and then think ‘Yeah, he seems like my kind of guy’ is a matter of some confusion and no little distress to British people, given that:
* Americans are supposed to be nicer than us, and mostly are.
* You don’t need a particularly keen eye for detail to spot a few flaws in the man.

This last point is what especially confuses and dismays British people, and many other people too; his faults seem pretty bloody hard to miss.

After all, it’s impossible to read a single tweet, or hear him speak a sentence or two, without staring deep into the abyss. He turns being artless into an art form; he is a Picasso of pettiness; a Shakespeare of shit. His faults are fractal: even his flaws have flaws, and so on ad infinitum.

God knows there have always been stupid people in the world, and plenty of nasty people too. But rarely has stupidity been so nasty, or nastiness so stupid.

He makes Nixon look trustworthy and George W look smart.

In fact, if Frankenstein decided to make a monster assembled entirely from human flaws — he would make a Trump.

And a remorseful Doctor Frankenstein would clutch out big clumpfuls of hair and scream in anguish:

‘My God… what… have… I… created?

If being a twat was a TV show, Trump would be the boxed set.»

В преддверии дня всех влюблённых и на правах постиронии, не иначе.

Вот все сейчас только и говорят, что об «игле мужского одобрения». А между тем в прошлом году я лично столкнулся с «иглой женского неодобрения».

И если к вопросам от мамы по поводу моей женитьбы я уже привык, то когда, заранее не сговориваясь, стоматологиня («Саша, вы всё ещё в мальчиках ходите?»), инструкторша(ка/есса) по вождению («Ты так и не женился до сих пор?») и преподавательница немецкого («Это зря вы так. Могли бы осчастливить девушку какую-нибудь.») in no uncertain terms высказали своё неодобрение по поводу моей неженатости, то я как-то озадачился: это мои 35 лет, или что вообще происходит.

А тут вот и The Economist даже прошлым августом (аккурат в канун моего увольнения) вышел с обложкой “Modern love: The internet has transformed the search for love and partnership”. И я подумал: ну уж если даже «Экономист» вышел с таким номером, то надо сдаться на милость прогрессу и женщин.

Сначала я поставил бамбл, разумеется, ибо:
1) я пропонент феминизма здравого смысла;
2) мне очень трудно даётся знакомство с новыми людьми в офлайне и особенно c девушками (there you have it, I said it), а там женщины пишут первыми (и это правильно, всё равно выбор в итоге они делают).
Он прямо всем хорош, кроме того, что там выборка очень маленькая и через неделю уже пустота. В итоге попробовал, уже успел дважды удалить и теперь вот снова поставить.

А заодно и тиндер, отбросив мучительные и сопутствующие данному сомнительному мероприятию моральные страдания.

Добавил в профиль туалетное селфи на сложных щах в модном нынче наряде и сложносочинённое же самоописание не без изрядной доли self-deprecation & self-aggrandizement в одном флаконе.

не курю, and mustn’t you
не женат, детей нет, looking for bachelorette
objet d’art — 170/62 (так себе рифма, я знаю, но зато на французском)

(моя одновременно конфидентка, психологиня и пиарщица посоветовала принять самого себя вместе с моей нескромностью, отсюда и три языка в трёх строчках описания банальных тактико-технических характеристик)

В общем, как это писали в эпоху ар-нуво: «Поэт-безумец, мистический анархист, ходящий над безднами, призывает из далей ту, что дерзнёт с ним рука об руку пройти житейский путь и познать всё. Предложение серьёзно».

Маргинальный философ. Свободен и безработен.

Пепиньерки, мидинетки, гризетки, кокетки, и особенно катринетки — всегда буду рад обсудить с вами феминитивы…

Не перестаю удивляться количеству текстов и интервью в качестве отклика на пустопорожний опус Суркова.

Мне всегда казалось, что такие зловонные эманации хтони нужно просто игнорировать, чтобы они, не встретив никаких препятствий и любой дискурсивной пыли вокруг которой можно было бы кристаллизироваться, с треском провалились в зияющую бездну небытия.

Я ровно это и собирался сделать, но тут наткнулся на новость о том, кажется, самом «глубинном народе»: «В Хабаровске пенсионерка убила и, возможно, съела своего квартиранта».

Казалось бы, какая связь. Но, как по мне, так самая простая, надо лишь пару слов заменить, для придания большей общности: «В России глубинный народ убил и, возможно, съел свой путинизм». В фигуральном смысле, разумеется. Хотя, ещё несколько лет такого путинского «прорыва» и я бы уже не был столь уверен.

Пока ты воскуряешь фимиам путинизму во славу народа, этот самый народ, ничтоже сумняся, уже этот самый путинизм — квартиранта на своей собственной шее — убил и готовится к поеданию.

игла мужского одобрения

Не смог пройти мимо (https://www.facebook.com/natasha.kiseleva.71/posts/10205562913069606), уж больно тема горячая и показательная. Показательна она, конечно же, не тем, что hot, а тем, что является наглядным образчиком того как заморский феминизм, увы, в наших краях превращается в свою противоположность.

И дело тут даже не в том, что женский слоган «Пересядь с иглы мужского одобрения на мужское лицо» для соблюдения равноправия за мужчин должен тогда звучать как конкатенация словосочетаний «Кончай дарить женщине цветы» и «на женское лицо».

Дело в другом. В свежей, вышедшей в 2018, книге «Секс: от нейробиологии либидо до виртуального порно», в Главе 4 под названием «Некоторые любят погорячее», на странице 164, мы видим, что согласно проведённому в рунете опросу: «Еще в мужском топе желаний есть «чтобы партнерша сидела на моем лице, пока я ласкаю ее языком», но реализуется оно лишь у половины».

В этом и ирония: хотели ультрафеминистический слоган замутить, а получился призыв к удовлетворению нереализованных желаний мужчин.

Ох уж это извечно-русское «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Войдёт в чужой монастырь, с чужим уставом, из рук вон плохо переведённым на русский язык.

К слову, для сравнения здоровый феминизм западной женщины из серии «в горящую избу войдёт»: Women in Fire

Или вот «она горы свернёт»: She Moves Mountains (https://www.youtube.com/results?search_query=%23SheMovesMountains)

вместо итогов года — 2018

Это был интересный во многих жизненных аспектах год. Из нового, больше всего я, кажется, учил немецкий и воспринимать всё происходящее с улыбкой, с переменным успехом.

Поэтому вместо итогов пусть будет:
Ich blicke nicht zurück, ich nehm’ es mit ‘nem Lächeln

Всех с новым годом!

Истринские истории 2018


Мой отчёт о забеге 109.7 км | BLUE | 100 miles of Istria 2018

NB: В этот раз не стоит ожидать такой же яркости повествования, как год назад в Истринских историях 2017, поскольку не было и разбитого глаза в ночь перед стартом, операции в Словении вместо выхода вовремя на старт в Хорватии и т.д. Всё было более предсказуемо, но от того не менее потрясающе.

Перед стартом
  • Л — Логистика
    Москва -с-> Венеция (Тревизо) -п-> Венеция (Местре) -п-> Триест -а-> Умаг -а-> Триест -п-> Венеция (Местре) -п-> Венеция (Тревизо) -с-> Москва
    В этом году решил не лететь через Загреб, а попробовать через Венецию и заодно протестировать наконец-то «Победу». Остался очень доволен. Не знаю, что многим не нравится в «Победе», нормальный лоукост, даже рюкзак с собой можно бесплатно взять. Ну и разумеется, Венеция всегда прекрасна, в любое время года, а тут сразу дважды — Венеция до старта и Венеция после финиша (совсем другие ощущения, чувствуешь каждую ступеньку каждого моста чуть ли не всем телом).
  • С — Состояние
    В этот раз, в отличие от прошлого года, никаких чрезвычайных происшествий вроде попадания на операционный стол к хирургу со мной не случилось и на старт я вышел вовремя, не опоздав на автобус от Умага до Ловрани. Уровень подготовки был ничуть не лучше прошлого года: также очень мало бегал с ноября по февраль, нормально тренировался только в марте. Поэтому максимальным результатом считал 18:00:00, понимая, что вряд ли его достигну, потому что я только-только начал укладываться в средний темп 10 мин/км на дистанциях до 70 км (La 6000D 2017), а тут 109.7 км и почти на целый марафон больше, чем я когда-либо бегал. Решил, что сначала попробую идти в темпе 10 мин/км, а дальше как получится, но главное — финишировать целым и относительно невредимым.
  • П — Питание
    Просили написать про питание. Пишу.
    До забега: никакого режима питания нет, питаюсь как обычно.
    Во время забега: обычно питаюсь привезёнными с собой сухофруктами: финиками и цукатами манго, из расчёта 5-6 фиников в час + манго, когда захочется, или когда финики надоедают. На пунктах питания перехватываю немного бананов, апельсинов, и дольку лимона, если есть. В этот раз взял несколько пакетиков геля, заранее протестировав его переносимость моим организмом на тренировках до старта. По итогам остался доволен: гель оказался очень удобным на ночном отрезке, когда было холодно и надо было быстро закинуть в себя углеводы, очень не хотелось замедляться, чтобы не остывать. Но гель быстро надоедает, и организм его много не принимает, поэтому быстро перешёл на сухофрукты.

Livin’ easy
Livin’ free
Season ticket on a one-way ride
Askin’ nothin’
Leave me be
Takin’ everythin’ in my stride
Don’t need reason
Don’t need rhyme
Ain’t nothin’ that I’d rather do
Goin’ down
Party time
My friends are gonna be there too

I’m on the highway to hell
On the highway to hell
Highway to hell
I’m on the highway to hell

Надо отдать должное организаторам: они сумели подобрать музыку:

  • Season ticket on a one-way ride — абсолютно точное описание ситуации, когда ты каждый сезон прилетаешь, тебя везут на место старта на автобусе, а потом ты бежишь в одну сторону до финиша, собственно, на это и покупая билет.
  • I’m on the highway to hell — тут даже и добавить нечего, кроме того, что многие подпевали и радовались этим строчкам: всё-таки публика на таких забегах соответствующая — зная, что всех ждёт, воспринимать это с должным юмором и настроем.

Если бы не музыка для разогрева, то проводить этот час ожидания перед стартом с 23:00 до 00:00, стоя на улице при достаточно низкой температуре, было бы совсем некомфортно.

А вот во время забега я решил попробовать вообще без музыки бежать. Хотел посмотреть сколько выдержу, да так и финишировал ни разу плеер не достав.

Ночь, улица, фонарь (на голове), и старт забега,
Прохладно, сумерки, рассвет,
3000 метров, много снега —
Уже устал. А финиша всё нет.
(написал это для La 6000D 2017, но актуальности не потеряло: 3000 метров не было, а вот снега было завались)

Ловрань (старт) — Поклон

Отличное видео старта нашей дистанции в 109.7 км, включая съёмки с дрона, на официальной фейсбук-странице забега— Istria 100 — Lovran — Start Blue

With the lights out it’s less dangerous
Here we are now, entertain us

00:00. Старт. Я пробрался в начало толпы. К стартовой ленточке можно было практические легко подобраться, если не в первую, то во вторую линию точно, но я этого делать не стал — там все ломят как черти со старта, и с ними сбиваешь свой темп. Стартовал где-то из 5-6 линии, чтобы избежать потенциальных пробок при переходе в подъём, но и не начинать по 4:00 км/мин, дав всем желающим умчаться вперёд.

Практически сразу начался подъём. На видео по ссылке выше видно на 21:05 как я в центре кадра, ещё полусонный и с выключенным фонарём, перехожу на шаг и начинаю в него вползать.

Мне почему-то показалось, что я начал подъём в самом конце всей группы, и меня к тому моменту обогнали все, кому не лень, а на самом деле в Поклон я пришёл 76-м за 2:23:36, что очень даже неплохо.

Отработал весь подъём очень хорошо. Даже останавливал себя, когда вдруг понимал, что, вработавшись, начинаю обгонять людей, потому что так можно и до финиша не добраться.

До вершины добрался без происшествий, при этом даже не надел куртку, снятую непосредственно перед стартом. Вообще-то на верху было холодно и сильно ветренно, но при энергичной работе в подъём я разогрелся, в итоге было нормально.

А вот на первом спуске началась жесть: очень много снега, тающего снега, грязи, льда, льда на корнях, и т.д. Очень много падений было, и я тому не исключение — где-то за километр до первого КП я смачно так грохнулся, что чуть не закончил забег досрочно. Как я ни старался очень аккуратно проходить спуск, в какой-то момент просто внезапно обнаружил себя в лежачем положении. Это моё первое падение за всё время участия в трейловых забегах.

Но мне повезло, хотя и не без травм: сильно отбил указательный палец левой руки и ударился левой лодыжкой (этой лодыжке вообще не повезло, в итоге ударился ей аж трижды, и это повлияло на ход забега), и чуть было не лишился основного фонаря (от удара он открылся, но мне повезло, что болт крепления не потерялся, а батарейки были запасные в обязательном снаряжении).

По плану я вообще не хотел останавливаться в Поклоне, чтобы не остывать и сразу бежать самые, пожалуй, простые 14.5 км первой половины дистанции до второго КП. Но после падения решил остановиться, чтобы спокойно осмотреть травмы и принять решение о дальнейшем участии.

Поклон — Бргудач

Добежав до КП Поклон, уже на свету осмотрелся, понял, что ничего серьёзного не случилось, и сразу убежал обратно прочь в холодную ночь.

Ночь. Это то, чего я так боялся, поскольку бежал ночной старт впервые. А оказалось, что это сплошной кайф, и ничего кроме. Мне очень понравилось: такая сплошная медитация с фонариком под светом далёких звёзд.

  • З — Зачем №1 («Зачем бегать эти безумные ультра-трейлы?»): медитация с фонариком под светом далёких звёзд

Луна. Этот огромный кусок санкционного сыра, висящий у тебя над головой, и манящий своим светом, словно приглашающий тебя добежать до неё, и побегать уже там, по её поверхности. Пожалуй, единственная нереализованная мной мечта.

Звёзды. Много звёзд. Их очень отчётливо видно, ведь в округе нет никаких населённых пунктов, свет от которых бы помешал ими наслаждаться. А Луна светила так, что порой можно было бежать без фонарика.

Все эти 14.5 км от Поклона до Бргудача была очень простая тропа, местами вообще широкая грунтовая дорога, и на этом отрезке все топили по полной. Я же бежал в комфортном темпе, всего лишь 2 км пробежав быстрее 6:00 мин/км. Вообще говоря, на этом отрезке можно и нужно бежать быстрее (но это в следующий раз).

Встретил Jason Pecoraro, который встретился мне опоздавшему в прошлом году и помог найти место старта в Бузете. Он, как обычно, бежал 168 км. Точнее, в этом месте он неспешно шёл/полубежал. Перекинулись с ним несколькими фразами на английском, и я побежал дальше, наслаждаясь звёздным небом надо мной.

В какой-то момент оказался рядом с итальянцем, с которым мы, подбадривая друг друга в этой холодной ночи, так и добежали вместе до КП Бргудач.

Бргудач — Трстеник

Тут я наконец-то впервые по-настоящему понял зачем отдельная складная кружка (англ. beaker | tumbler) входит в список обязательного снаряжения. Всегда таскал её с собой, но ни разу до этого не воспользовался. Оказалось, что это единственный способ попить такого вожделенного горячего чая, когда ты, сходив в туалет, резко остыл и очень не хочешь выходить на улицу на следущие почти 18 км без подогрева.

На самом деле, я как-то уж больно долго наслаждался этим чаем и явствами в тепле пункта питания, что совсем забыл про время, и проторчал непозволительно долго на этом КП. Но надо было бежать дальше, навстречу рассвету.

На выходе из КП сразу уходишь в подъём, на котором я впервые догнал девушку, с которой мы, поочередно друг друга обгоняя и догоняя в Трстенике и Бузете, прошли следующие 40-50 км.

(Забегая вперёд. Судя по всему, у неё были проблемы с желудком, и в итоге я даже не знаю финишировала она или нет. Из Бузета мы выходили почти вместе, потом она убежала, а после я её обогнал и потом уже не видел. Номера и имени не запомнил, к сожалению — так на ультре часто бывает: не думаешь о таких вещах, просто бежишь весь внутри дистанции и себя, а потом вдруг вспомнишь после финиша, захочешь посмотреть финишировал ли человек, и понимаешь, что не можешь.)

На этом отрезке меня встретил рассвет. Я как раз забрался на одну из четырёх вершин: медленно рассеивающаяся синевато-белая дымка сумерек; солнце, выглядывающее из-за горизонта; усыпанный скупыми цветами альпийский луг — встречать рассвет на вершине горы, что может быть лучше.

  • З — Зачем №2: медленно рассеивающаяся синевато-белая дымка сумерек; солнце, выглядывающее из-за горизонта; усыпанный скупыми цветами альпийский луг — встречать рассвет на вершине горы, что может быть лучше.

На самом деле, очень сложно описать в словах ответ на вопрос «Зачем бегать эти безумные ультра-трейлы?», потому что это всё на уровне телесных ощущений, которые прочувствываешь всем телом, находясь в конкретной физической реальности — всё вместе это сложно облечь в словесную форму, которая бы передала всю эту гамму ощущений и переживаний. Это надо переживать самому, это передаётся и понимается только личным опытом.

I woke up early on my born day; I’m 20, it’s a blessin’
The essence of adolescence leaves my body, now I’m fresh and
My physical frame is celebrated ‘cause I made it
One quarter through life, some godly-like thing created

Уже давно не 20, и юность давно покинула твоё тело, но вот это примерно такое ощущение: того, что ты жив, здоров и натренирован достаточно, чтобы получать от подобных нагрузок удовольствие, забираясь на очередную вершину. Life’s a bitch and then you die.

Дальше просто бежал, в комфортном темпе, согреваемый вступающим в свои права солнцем, но ещё укладываясь в 10:00 мин/км.

На мой взгляд, отрезок Бргудач — Трстеник является самым живописным на забеге 109.7 км. Не случайно, официальная фейсбук-страница 100 miles of Istria выбрала заглавной одну из фотографий с него:

Добрался до Трстеника, на последнем подъёме перед которым догнал ту самую девушку, о которой писал выше. Очень комфортно шлось: уже потеплело; отличные панорамы, уходящие в горизонт; охлаждающий ветер.

Трстеник — Бузет

В Трстенике особо долго не задерживался, но этот КП запомнился одним курьёзом: я сел на лавочку, чтобы перешнуроваться, и вдруг, по совпадению, один за другим, с неё все встали, а я сидел на краю, соответственно, другой её край резко взлетел. В итоге кого-то облило напитком, стоящим на лавочке, в разные стороны полетели палки, приставленные к ней, а я чуть было опять не упал. Но в итоге всё обошлось, никто не пострадал, а я побежал дальше. Самочувствие ещё было отличное.

И вот после очередного подъёма начался и достаточно технический затяжной спуск. Тут-то я и приуныл. Да к тому же очень сильно во второй раз ударил всё ту же левую медиальную лодыжку. Очень больно. Было так больно, что пришлось нарушить эту волшебную тишину гор забористым русским матом. Такие длинные спуски я бегать так пока и не научился.

В общем, перемотаем этот отрезок вперёд. Просто ограничусь тем, что добавлю: очень страдал, очень, выпал из среднего темпа 10:00 мин/км. К тому же, как выяснилось уже в Бузете, боль в лодыжке перебила собой другую — от многочисленных мозолей, которых в таком количестве у меня никогда ещё не было на забегах.

В итоге дострадал до Бузета. В награду получил наверное одну из лучших моих фотографий вообще. Самое смешное: я был в таком ментальном состоянии, что вообще не помню, что пересекал железную дорогу и что меня там фотографировали, да я ещё и позировал на автомате. Я улыбаюсь, а внутри — дичайшая амальгама ощущений и эмоций, весьма далёких от радости, но ведущих к такому состоянию, что получаешь удовольствие от общей их полноты и насыщенности.

  • З — Зачем №3: Я улыбаюсь, а внутри — дичайшая амальгама ощущений и эмоций, весьма далёких от радости, но ведущих к такому состоянию, что получаешь удовольствие от общей их полноты и насыщенности.
    (Ну и фоточки чудесные, чего скрывать-то.)

Бузет

В котором я потратил какое-то бесконечное количество времени и даже выпил ужасающего качества растворимого кофе на розлив, чтобы себя взбодрить (чего раньше никогда на забегах не делал; и это было опрометчиво, перед выходом на такую жару).

Очень долго возился с «заброской», обклейкой мозолей на обеих ногах, переодеванием, загрузкой еды. Потом мучался с выбором — менять ли мои любимые и проверенные годами рабочие кроссовки на более лёгкие, более комфортные, зная, что в них я никогда не бегал больше 32 км, и они точно натрут мне новые мозоли. В итоге решил сменить с простой логикой: то будут новые мозоли в новых местах, и какое-то время побегу в комфорте.

Всё-таки у меня пониженный болевой порог, похоже, и долго с болью от мозолей я бегать не могу. Это минус для ультры. Там женщины вон что вытворяют: «At Brgudac aid station (26km /1600vm) I take off my running shoe and check the toe. I suspect that I have a problem with an inferior nail. It’s not a question what to do! I pull the nail and tear it of. I feel instant relief. The pain is gone. Let’s call this the trail way pedicure.»

Ещё перегруппировываясь в Бузете для себя решил, что дальше просто надо идти так, чтобы относительно безболезненно прийти к финишу. Мыслей о сходе не было, но и желание куда-то дальше упираться, чтобы пробежать, скажем, на час быстрее, уже тоже улетучилось.

В итоге: первый блин на «базе жизни» комом, так долго там торчать нельзя; если уж принял решение идти дальше, то надо не сидеть и собираться с мыслями, а быстро уходить оттуда, пусть даже пешком.

Бузет — Опрталь

Ультры такой длины хороши и интересны тем, что ещё совсем недавно ты считал время до рассвета, чтобы пальцы руки уже наконец оттаяли, а через несколько часов уже готов на всё, что угодно, лишь бы выключили это палящее солнце. В итоге, с моим типом кожи, я в этот раз обгорел даже с кремом SPF 50+, потому что намазался один раз, а надо было это делать регулярно.

Я уже даже не помню (потому что пишу больше месяца спустя), но вроде бы на этом участке надо было пересекать реку вброд. Обычно она мелководная, но весна была поздняя, и воды было много. Мочить ноги я ну очень сильно не хотел, потому что мокрые носки и кроссовки добили бы мои измозоленные ступни окончательно. Пришлось разуваться, и по крайне острым камням идти вброд по безумно ледяной воде — в итоге оступился и, конечно же, приложился всё той же левой лодыжкой ещё раз. Снова смачно выматерился и сел менять пластыри, обуваться и шнуроваться.

Потратил вообще все пластыри, которые взял с собой, пришлось даже с руки снять. А на руке он был, потому что я умудрился поцарапать колючим кустарником вену — мне повезло, что вскользь и сильного кровотечения не было. К моменту, когда мне понадобился этот пластырь, за эту рану уже можно было не опасаться. Но урок усвоен: на такие длинные дистанции надо брать ещё больше пластырей, пластырей мало не бывает.

Возобновил движение после уймы потраченного на форсирование этого ручья времени, но темп падал всё больше, я начал уставать всё сильнее. Где-то на этом отрезке познакомились с Omri Maayan из Израиля, который тоже бежал свою первую сотку. Мы с ним, опять же, поочерёдно отставая и догоняя, прошли до Грожняна (после Грожняна Омри нашёл в себе силы ускориться и в итоге привёз мне 15 минут на финише). Он убегал на плоскости и спусках, я догонял на подъёмах, особенно на последнем большом перед Грожняном (что, на самом деле, меня приятно удивило, поскольку я этого совсем не ожидал).

Опрталь — Грожнян

После Грожняна я нашёл себя — я пишу «нашёл себя», потому на таких дистанциях часто длинные отрезки находишься просто в состоянии какой-то удивительной медитации, когда ты вообще ни о чём не думаешь, и из которых ты словно выныриваешь, чтобы через какое-то время вновь погрузиться в них с аквалангом — в том, известном многим бегунам на сверхмарафонские дистанции, состоянии, когда ты вроде хочешь ускориться, но чтобы ты ни делал — темп не возрастает, и пульс тоже не растёт: просто смиренно идёшь с этим темпом. Это всё от недостатка подготовки и натренированности, уже такая сильная усталость, что организм, видимо, в режим энергосбережения переходит и больше не позволяет себя выжимать.

  • З — Зачем №4: на таких дистанциях часто длинные отрезки находишься просто в состоянии какой-то удивительной медитации, когда ты вообще ни о чём не думаешь, и из которых ты словно выныриваешь, чтобы через какое-то время вновь погрузиться в них с аквалангом.
Грожнян — Буе

Собственно, всё на лице, я ещё местами бегу, как на этой фотографии, но уже даже на дежурную улыбку силы тратить не хочется. Да и бегом это назвать нельзя, темп как при медленном шаге.

Таким темпом до заката добрался только до Буе. А сначала ведь планировал уже быть на финишном отрезке в это время — ультра быстро разбивает излишний оптимизм о суровую реальность.

В какой-то момент я окончательно и без лишних моральных страданий перешёл на шаг и был счастлив до самого финиша, happily ever after.

Буе — Умаг (финиш)

А вот в Буе я в этот раз не совершил прошлогодней ошибки, и потратил необходимое на переодевание время, чтобы серьёзно и заранее утеплиться, зная, что после заката резко похолодает. Да я уже был в таком состоянии божественного прихода нейромедиаторов, что вообще никуда не торопился на этой стадии моего пути, и никого и ничего не смущался — пощеголял прямо на КП в трусах пока переодевался. Только этим я его и запомнил.

Дальше получал здоровую дозу удовольствия от вторых сумерек. Этот совершенно уносящий тебя аромат цветущих весенних лугов и садов на закате дня — какой такой забег, куда вообще спешить, зачем — просто вдыхаешь этот воздух и радуешься полноте жизни.

  • З — Зачем №5: Этот совершенно уносящий тебя аромат цветущих весенних лугов и садов на закате дня — какой такой забег, куда вообще спешить, зачем — просто вдыхаешь этот воздух и радуешься полноте жизни.

Ближе к финишу немного ускорился — ну как ускорился, из 10 мин/км, но для первых и после первых 100 км это вполне себе ничего. Этому способствовало резкое похолодание после наступления темноты: тут хочешь-не хочешь, а надо согреваться.

Про плохую разметку на финише многие писали и говорили, но тем не менее — она, на мой взгляд, действительно ужасная. Нет, если ты финишируешь в свете дня, то никаких проблем, а вот в темноте там не видно ни зги, и отражающие элементы крайне редко расставленных как минимум прошлогодних флажков не первой свежести уже давно ничего не отражают. Порой мы двигались группой и все светили вокруг, чтобы найти куда дальше поворачивать. Вывод тут только один: надо в следующий раз до заката финишировать, чтобы так не мучиться. Организаторы вряд ли добавят новых, так же как они не сделали и электронные отсечки на КП, что для забега, входящего в UTWT должно быть обязательным условием, мне кажется.

Собственно, претензий только две: плохая разметка на последних километрах и бумажные протоколы на КП. Казалось бы, мне-то с моим темпом и местом на финише чего жаловаться, но они заявили, что надо везде обязательно отметиться, а это было затруднительно: в Буе, когда я туда добрался и щеголял там в трусах, вообще никто никого не отмечал; а на других КП, где отмечали, порой приходилось возвращаться или задерживаться только потому, что тебя окликали, не успев записать твой номер.

Но всё когда-то нибудь кончается. Пора и мне заканчивать повествование сие, а то получился какой-то ультрамарафон графомании.

¿Como entender?
¿Como aceptar,
Que lo bueno siempre tiene un final?

Из забавного и абсолютно иррационального, то есть, что ни на есть человеческого: перед самым финишем, уже рядом с первыми домами Умага, увидел, что передо мной ещё один «синий», с моего забега то бишь — он стоял что-то возился с рюкзаком перед финишем, может флаг доставал, не знаю. Увидев меня, он быстро надел рюкзак и побежал на финиш.

  • И что я сделал. Ну конечно же, втопил на все деньги, как будто мы за призы боремся. Обогнал и привёз ему 8 секунд на финише. Каких-то никому не нужных в наблюдаемой Вселенной 8 секунд при итоговом времени 21:15:26. Зачем?! Действительно, это и есть: Зачем №6 — З.

После финиша

Как можно быстрее забрал «заброску» и доковылял до арендованной квартиры, потому что уже по прошлому году знал, что после финиша будет ужасный расколбас — ужасно холодно и трясёт. Я во всей одежде залез под одеяло, и так и уснул, практически моментально. Потом уже проснулся от жары, когда организм вернулся в норму, переоделся, в душ, и нормально спать.

Уже имея некоторый опыт в этих делах, заранее купил себе 2 билета на обратный автобус до Триеста — один на утренний рейс, на случай, если я, как обычно до этого, буду плохо спать и рано встану, и один на вечерний рейс, на случай, если я буду спать нормально. Это как опционы покупать на бирже (благо и цены на местные автобусы не выше цены хорошего flat white в Токио). Логистика до, во время и после ультры многое решает, иначе можно на обратный самолёт не попасть.

В итоге всё пошло по второму сценарию «поздний отъезд из Умага». Поэтому, отлично выспавшись, и приняв поутру ледяной душ (за что владелица квартиры получила соответствующий отзыв на букинге), пошёл неспешно гулять по городку. Сходил на церемонию награждения. Потом, ещё позже, снова вернулся, чтобы посмотреть как финишируют последние участники (всегда так делаю, если есть возможность) забега на 168 км. В этом вся прелесть таких стартов. Преодоление себя на границе временного лимита, чтобы уложиться. Там такие эмоции у людей. Видел финиш последнего и предпоследнего. И ещё девушку, которая прибежала на несколько минут позже закрытия трассы. Ей дали медаль, но в протокол она уже не вошла. При этом поздравляли её все от этого не меньше.

Главное ведь участие и финиш, осознавать, что ты смог это сделать, а не медали, в конце концов. По крайней мере, для меня.