К отъезду Marat Davletbaev в Рим ничего лучше чем Мандельштам про Чаадаева и сказать нельзя:

«Когда Борис Годунов, предвосхищая мысль Петра, отправил за границу русских молодых людей, ни один из них не вернулся. Они не вернулись по той простой причине, что нет пути обратно от бытия к небытию, что в душной Москве задохнулись бы вкусившие бессмертной весны неумирающего Рима. Но ведь и первые голуби не вернулись обратно в ковчег. Чаадаев был первым русским, в самом деле, идейно, побывавшим на Западе и нашедшим дорогу обратно».

Опасное это дело, эта ваша философия.

The Guardian, http://www.theguardian.com/education/2016/mar/15/why-philosophers-make-unsuitable-life-partners:

«It is said that on a trip to the US in the 1920s a German sociologist was astonished at the domestic arrangements of his American colleagues. How can you get any serious work done, he asked, without servants? The duties of a spouse and parent apparently do not sit well with deep thought and research, unless eased by paid help.

This makes me wonder whether “parentism” might be a problem to consider alongside sexism, at least in certain branches of academia. The two often go together, but they need not. Consider the student parlour game of puzzling over who among the major philosophical thinkers had a conventional home life.

In the ancient Greek world, Socrates was married with children but never got round to writing anything down. Plato, as far as we know, never married. Aristotle did marry, and one of his major works, The Nicomachean Ethics, is named after his son. But in later centuries the record is astonishing.

St Augustine (“grant me chastity, but not yet”) fathered an illegitimate child, but then became a celibate priest. Aquinas and the philosophers of the middle ages were all churchmen. In the 17th and 18th centuries, virtually all of the canonical figures were domestically unconventional. Hobbes, Locke, Hume, Adam Smith, Descartes, Spinoza, Leibniz, Kant and Bentham all went unmarried. Bishop Berkeley married late but had no children. Jean-Jacques Rousseau eventually married his lover Thérèse Levasseur, but abandoned all of his five children to foundling homes. This did not stop him writing a treatise, Emile, on the proper upbringing of children.

Closer to our own time, John Stuart Mill married late in life and had no children of his own. Schopenhauer, Kierkegaard, Nietzsche, Sartre and Wittgenstein were all unmarried and childless. Marx gave up philosophy, turning to economics and politics, when his children were still young.

There are exceptions. Hegel married and had children. And in the 20th century AJ Ayer and Betrand Russell brought up the averages by marrying lavishly, though reproducing modestly. But it is a remarkable tradition.

What about the major women philosophers? Of those who are widely known, Mary Wollstonecraft produced her major works before producing her children, and tragically died from complications after the birth of her second child, who would become Mary Shelley. Simone de Beauvoir, Hannah Arendt, Simone Weil and Iris Murdoch, were all childless.

What explains this extraordinary correlation? It could be pure coincidence, but other hypotheses press for consideration. One is that the sheer oddity of philosophers makes them unsuitable life partners. Another is that domestic bliss dulls the philosophical edge. A third is that the problem lies in the nature of the deepest, most fundamental, philosophical work. If genius is “the infinite capacity for taking pains”, it wouldn’t seem to leave much time for anything else.

Nevertheless, few are on the level of Spinoza or Kierkegaard. For ordinary mortals our research requires only a finite capacity for taking pains, which ought to be compatible with a normal home life. In fact, in a recent survey in my faculty, although many people report that they struggle to achieve an acceptable life-work balance, those caring for children seem to do better than those who are not. And this makes sense. If you are looking after your children it puts your academic work into perspective. Maybe it isn’t the most important thing in the world after all.

The trouble is that if you don’t think your research and writing are the most important thing, at least in your own world, you probably won’t do as much of it as you could. And this is how the academic careers of parents, especially mothers, can stall. Once upon a time, we would have said: “That’s the choice you make”. Now we know that there is such a thing as “indirect discrimination”. We need to define a new model of academic progression that is fair to everyone. And a start would be to make advancement dependent on what academics do during normal working hours, rather than in their evenings and weekends.»

вывод войск из Сирии

Пока по выходу из Сирии ничего не ясно, но ещё меньше я понимаю бессмысленную фразу «Россия потерпела поражение в Сирии». Вы это серьёзно?

Победить» или «проиграть» в этом постмодернистском «проекте» невозможно в принципе, здесь нельзя даже этой бинарной оппозицией оперировать.

Все внешние акторы в такого рода проектах исключительно «решают свои задачи». И надо через эту призму смотреть на происходящее.

В данном случае можно и нужно поставить вопросы: какие на самом деле цели ставились и задачи решались? и что в итоге было достигнуто?

Только вот боюсь, что вменяемый ответ мы если и узнаем, то только в чьих-то мемуарах и ещё очень не скоро. Всё остальное это спекуляции.

Легко впасть в примитивную риторику «о поражении России в Сирии», но это очевидная расписка в полном непонимании происходящего.

Прежде чем говорить о «поражении» сначала нужно определиться с тем, что вы в случае с сирийским конфликтом для России под этим понимаете.

Греция в твитах

Электромобили и нефть

На Блумберге очень наглядное предсказание по рынку эл.машин и как они повлияют на рынок нефти в 2020-х и далее: Here’s How Electric Cars Will Cause the Next Oil Crisis — http://www.bloomberg.com/features/2016-ev-oil-crisis/

Очень конечно смехотворны прогнозы продавцов нефти про 1% эл.машин к 2040 году. Тесла уже как горячие пирожки в своём сегменте расходится.

И это ещё в статье только один аспект затронут — расход нефти машинами. Но ведь и расход нефти на выработку электричества будет падать.

Поэтому нефть скоро ни по какой цене даже в текущих объёмах нужна не будет. И чем дальше, тем всё меньше спрос.

И Россия к этому моменту подойдёт абсолютно неподготовленной из-за бездарного руководства страны, которое никак к этому не готовится.

В Норвегии в 2013 на эл.машины приходилось 6,10% продаж новых автомобилей, а в 2015 — 22,39%. И это только начало. https://en.wikipedia.org/wiki/Electric_car_use_by_country

В Китае в 2015 рост тоже очень приличный. И там местные производители продают больше, чем Тесла суммарно. https://en.wikipedia.org/wiki/New_energy_vehicles_in_China

При этом единственное, что текущее руководство страны делает в такой ситуации — рекордно качает и продаёт нефть, пока берут. И всё.

Никакое мифическое импортозамещение на нефтедобычу у нас не распространится, ибо замещать-то особо и нечем.

Вот говорят о кризисе бумажных книг, а я между тем еле успел купить вчера в Циолковском только что вышедший сборник переводов Бодрийяра.

Но сейчас читаю не его, а последнюю книгу директора Стратфора «Горячие точки». Он уже целую книгу про европейский кризис успел написать.

Геополитика, конечно, не философия, но с другой стороны, у меня сейчас идёт курс «Европейская история идей», где мы начали с «идеи Европы».

И тогда это всё ложится как нельзя кстати — от Гомера до Фридмана, от зарождения понятия «Европа», до очередного кризиса этой идеи.

А в начале марта поеду в Афины, так сказать, соединю это всё с реальностью, своего рода x-phi на родине самой философии.

Афины и окрестности

Три семестра философского факультета сделали своё дело и я всё же решил добраться до Афин и окрестностей в ближайшее время.
Координаты всех ликеев, академий и прочих судьбоносных философских мест уже заблаговременно вбиты в офлайновые карты.
Остался один пока невыясненный вопрос — где там самые лучшие книжные магазины?

Приехал домой с экзамена. Это был самый длинный экзамен в моей жизни. И билет по Хайдеггеру. Бытие так и манит к себе.