Crimea ’08

Самолёт начал снижаться с крейсерской высоты, едва касаясь фюзеляжем верхней кромки белоснежных облаков. Все пассажиры правой части лайнера без исключения прильнули к проёмам иллюминаторов — вид дневной Москвы, купающейся в лучах скупого августовского солнца, того стоил. Пилот одарил всех пролётом по дуге вдоль границы города — был отчетливо виден Кремль, здание МГУ и крыши прижавщихся к друг другу строений, словно греющихся друг о друга и не желающих больше дождя. Через несколько минут Ил-86, несущий в своем огромном брюхе 349 загорелых тел из Крыма, совершил посадку на территории Терминала С аэровокзала Шереметьево. Пассажиры с черепашьей скоростью потянулись к выходу. Позади все формальности и багаж уже получен почти не испачканным, и вот он выходит из здания аэропорта и вдыхает воздух столицы с ароматом московских пятничных пробок часа пик, которого был лишен почти две недели, пролетевших, надо сказать, весьма незаметно и скоропалительно. Всю дорогу домой, будь то автобус, метро или пешие прогулки по тротуарам, наш герой, отметивший недавно, всего каких-то несколько дней назад, четверть века пребывания в матрице жизненной реальности, не мог отделаться от ощущения, что этот день запомнится ему очень надолго. Люди, словно негласно сговорившись, стали улыбаться глядя на него, подмигивать, показывать большие пальцы. Это было так необычно для повзрослевшего молодого человека, что он, обычно необычайно скупой на проявление эмоций эксплицитно, тоже не устоял их чарам и начал улыбаться в ответ. А виной тому был его ди-джей-только-что-вернувшийся-с-Казантипа вид: загорелая и местами шелушащаяся от полученных излишков тепла и ультрафиолета кожа, соломенная шляпа-ковбойка, солнечные очки, большие закрытые наушники с льющейся из них музыкой, шорты, едва достающие до колен и пляжные шлёпки… И это всё на фоне возвращающихся с работы в пятницу после трудовых будней тепло одетых москвичей, ведь +18С и переменная облачность с прохладным ветром явно не распологает к приему солнечных ванн.

В-общем, фурор был произведён и город порван в клочья, в рот мне мои обгоревшие ноги.

P.S. Короче говоря, шутки-прибаутки в сторону, вчера я вернулся из первого своего вымученного трудовыми подвигами отпуска. На Казантипе я ни фига не был, хотя и был в каких полутора часах езды от него — одному было ехать туда как-то не комильфо, а отдыхал я в кругу родственно-семейном. Зато побывал на дне ВМФ в Севастополе, с полагающимися по такому случаю морскими прогулками по бухте и просмотром военных крейсеров и подводных лодок.

Лондон. Послевкусие.

Мне приснилось небо Лондона,
В нем приснился долгий поцелyй.
Мы летели вовсе не держась,
Кто же из нас первый yпадет
Вдребезги на Таyэрский мост…

Земфира — Лондон

Cпециально решил ничего не писать сразу по возвращении, чтобы эмоции улеглись и прошел культурный шок от родины, чтобы понять, что же я на самом деле чувствую, чтобы попробовать оценить не вкус, а послевкусие.

И, пожалуй, самое главное это то, что эта поездка открыла мне мир (а Лондон я вообще считаю миром в миниатюре), и это открытие было обоюдосторонним, взаимным… То есть в Лондоне я и сам больше открылся миру, стал воспринимать его иначе, стал мыслить иначе — это что-то похожее на имплозию сознания, взрыв внутри меня самого, перевернувший во мне многое…А еще я не люблю влюбляться, ибо в такие моменты не принадлежишь сам себе, но в Лондон я втрескался по-уши с первого взгляда в его ночное небо и мириады огней, с первого глотка его воздуха в Green Park с примесью выхлопов double-decker’ов и ароматом закусочных на Oxford street.

Это было словно впрыск чистого адреналина, адреналинового драйва этого мегаполиса контрастов, заставившего почувствовать меня биение его сердца в ночи с самой верхушки London Eye…
биение моей жизни…

P.S. Прощаясь с Лондоном под песню Scorpions — A Moment In A Million Years, я просто не мог не дать себе обещание туда вернуться.

муравейник

Не был в Москве уже целых 7 лет, аж с 2000 года, когда я ездил на международный турнир по компьютерной физике, еще в школе. И вот в четверг опять побывал — прилетал в британское посольство на биометрию, чтобы визу получить, заодно погулял целый день по столице. Она порадовала меня своими изменениями, обалденной погодой, с температурой всего лишь около нуля градусов, и солнцем, а еще полным отсутствием снега — и это-то в конце декабря.
Погулял по Арбату, по Цветному, гулял просто так по всему городу, не разбирая названия улиц и районов — такого удовольствия я уже давно не получал.
Ну и как обычно, меня порадовало метро — я его просто обожаю, а оно всегда остается прежним, не поддаваясь бешеному темпу изменений в стране и в Москве, разве что растет и расширяется тоже, но не теряет своей атмосферы. Это огромный, вечно копошащийся муравейник, где десятки тысяч муравьев бегают, подчиняясь каким-то внутренним жизненным ритмам и инстинктам.

А в следующем году, чем чёрт не шутит, если всё получится, то я тоже рискую стать одним из этих московских муравьёв.