В преддверии дня всех влюблённых и на правах постиронии, не иначе.

Вот все сейчас только и говорят, что об «игле мужского одобрения». А между тем в прошлом году я лично столкнулся с «иглой женского неодобрения».

И если к вопросам от мамы по поводу моей женитьбы я уже привык, то когда, заранее не сговориваясь, стоматологиня («Саша, вы всё ещё в мальчиках ходите?»), инструкторша(ка/есса) по вождению («Ты так и не женился до сих пор?») и преподавательница немецкого («Это зря вы так. Могли бы осчастливить девушку какую-нибудь.») in no uncertain terms высказали своё неодобрение по поводу моей неженатости, то я как-то озадачился: это мои 35 лет, или что вообще происходит.

А тут вот и The Economist даже прошлым августом (аккурат в канун моего увольнения) вышел с обложкой “Modern love: The internet has transformed the search for love and partnership”. И я подумал: ну уж если даже «Экономист» вышел с таким номером, то надо сдаться на милость прогрессу и женщин.

Сначала я поставил бамбл, разумеется, ибо:
1) я пропонент феминизма здравого смысла;
2) мне очень трудно даётся знакомство с новыми людьми в офлайне и особенно c девушками (there you have it, I said it), а там женщины пишут первыми (и это правильно, всё равно выбор в итоге они делают).
Он прямо всем хорош, кроме того, что там выборка очень маленькая и через неделю уже пустота. В итоге попробовал, уже успел дважды удалить и теперь вот снова поставить.

А заодно и тиндер, отбросив мучительные и сопутствующие данному сомнительному мероприятию моральные страдания.

Добавил в профиль туалетное селфи на сложных щах в модном нынче наряде и сложносочинённое же самоописание не без изрядной доли self-deprecation & self-aggrandizement в одном флаконе.

не курю, and mustn’t you
не женат, детей нет, looking for bachelorette
objet d’art — 170/62 (так себе рифма, я знаю, но зато на французском)

(моя одновременно конфидентка, психологиня и пиарщица посоветовала принять самого себя вместе с моей нескромностью, отсюда и три языка в трёх строчках описания банальных тактико-технических характеристик)

В общем, как это писали в эпоху ар-нуво: «Поэт-безумец, мистический анархист, ходящий над безднами, призывает из далей ту, что дерзнёт с ним рука об руку пройти житейский путь и познать всё. Предложение серьёзно».

Маргинальный философ. Свободен и безработен.

Пепиньерки, мидинетки, гризетки, кокетки, и особенно катринетки — всегда буду рад обсудить с вами феминитивы…

Не перестаю удивляться количеству текстов и интервью в качестве отклика на пустопорожний опус Суркова.

Мне всегда казалось, что такие зловонные эманации хтони нужно просто игнорировать, чтобы они, не встретив никаких препятствий и любой дискурсивной пыли вокруг которой можно было бы кристаллизироваться, с треском провалились в зияющую бездну небытия.

Я ровно это и собирался сделать, но тут наткнулся на новость о том, кажется, самом «глубинном народе»: «В Хабаровске пенсионерка убила и, возможно, съела своего квартиранта».

Казалось бы, какая связь. Но, как по мне, так самая простая, надо лишь пару слов заменить, для придания большей общности: «В России глубинный народ убил и, возможно, съел свой путинизм». В фигуральном смысле, разумеется. Хотя, ещё несколько лет такого путинского «прорыва» и я бы уже не был столь уверен.

Пока ты воскуряешь фимиам путинизму во славу народа, этот самый народ, ничтоже сумняся, уже этот самый путинизм — квартиранта на своей собственной шее — убил и готовится к поеданию.

игла мужского одобрения

Не смог пройти мимо (https://www.facebook.com/natasha.kiseleva.71/posts/10205562913069606), уж больно тема горячая и показательная. Показательна она, конечно же, не тем, что hot, а тем, что является наглядным образчиком того как заморский феминизм, увы, в наших краях превращается в свою противоположность.

И дело тут даже не в том, что женский слоган «Пересядь с иглы мужского одобрения на мужское лицо» для соблюдения равноправия за мужчин должен тогда звучать как конкатенация словосочетаний «Кончай дарить женщине цветы» и «на женское лицо».

Дело в другом. В свежей, вышедшей в 2018, книге «Секс: от нейробиологии либидо до виртуального порно», в Главе 4 под названием «Некоторые любят погорячее», на странице 164, мы видим, что согласно проведённому в рунете опросу: «Еще в мужском топе желаний есть «чтобы партнерша сидела на моем лице, пока я ласкаю ее языком», но реализуется оно лишь у половины».

В этом и ирония: хотели ультрафеминистический слоган замутить, а получился призыв к удовлетворению нереализованных желаний мужчин.

Ох уж это извечно-русское «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Войдёт в чужой монастырь, с чужим уставом, из рук вон плохо переведённым на русский язык.

К слову, для сравнения здоровый феминизм западной женщины из серии «в горящую избу войдёт»: Women in Fire

Или вот «она горы свернёт»: She Moves Mountains (https://www.youtube.com/results?search_query=%23SheMovesMountains)

Александр Ерофеев в прямом эфире Партии 5 декабря

Поговорил в еженедельном партийном видеоблоге с Сергей Давидис практически обо всём на свете сразу — от эпистемологической жажды до терроризма, от Путина до Анохина, от политики до когнитивных наук, и даже про ультрамарафоны.

(предупреждение: качество звука вышло низкое, к сожалению)

Гиперэкран как новая политическая реальность

«Сегодня канал Навальный Live показала важную вещь: сейчас политикам не надо захватывать телевидение — надо создавать своё собственное. #ДимонОтветит».

Я написал эту мысль в своём твиттере вчера в метро, по дороге на Тверскую. И дальнейшие события вчера и сегодня подтверждают её важность.

Эта прямая трансляция уже вошла в историю. Вчера на пике её одновременно смотрели около 150 000 человек, а на данный момент количество просмотров записи эфира уже дошло до 4 000 000 человек.

И именно за эту трансляцию почти всем задержанным в ФБК сегодня дали по 7 суток, Волкову — 10 суток.

И именно сама возможность такой трансляции показывает переход современной политики в новое состояние — политику гипермодерна. Этот переход состоялся не вчера, но вчера мы отчётливо могли его наблюдать.

Одним из атрибутов гипермодерна является наличие «гиперэкрана» или «глобального экрана». Гиперэкран — это соединённые в единую сеть те умные вещи, которые мы все носим в кармане джинсов и по лингвистическому недоразумению называем «смартфонами». Между тем, незаметно для нас, эти умные вещи изменили само свойство реальности, саму ткань реальности.

Телевидение не просто уже не надо захватывать, как в модерне, — его уже не надо и апроприировать, как в постмодерне. В гипермодерне теперь неотъемлимым, неотчуждаемым свойством реальности является наличие возможности организовывать подобного рода трансляции, причём кому угодно и когда угодно.

Для простейшего прямого эфира достаточно смартфона с выходом в интернет и фейсбука/твиттера с перископом. Для полноценного эфира уже больше не нужна никакая Останкинская телебашня, необходимы лишь видеокамера и умная вещь под крайне смешным для подобного устройства названием «на коленке» (англ. laptop). То есть буквально — телевидение на коленке.

Неотъемлимым это новое свойство является потому, что подобную характеристику среды уже невозможно изменить — полностью отключить интернет или отфильтровать весь контент в нём не может ни одно государство.

Можно, конечно, попробовать реализовать египетский сценарий 2011 года, но де-факто этого делать никто не станет, поскольку интернет с каждым годом становится всё более критической инфраструктурой для функционирования и жизнеобеспечения самого государства.

И даже в случае полного отключения всего интернета умные вещи уже настолько умны, что им не нужен интернет для коммуникации между собой — необходима лишь энергия, а такие приложения как FireChat делают всё остальное за вас; видеотрансляция и там появится с неизбежностью.

Именно поэтому что 7, что 10 суток ареста ничего не изменят.
Эту новую реальность невозможно арестовать.
И она изменит многое в мире.

Ответ Бадью: Make Idea great again!

Make Idea great again!

А что все так принялись воскурять фимиам Бадью?
Первая волна прошла после публикации на английском (тогда же я его и прочитал, и почти сразу же забыл, как и подобает для клипового сознания — там не за что зацепиться, чтобы в память отложилось), и уже было стихла.

Но вот пошла вторая волна, после публикации русского перевода. Чтобы далеко не ходить, возьму первый попавшийся в ленте пример — Александр Морозов пишет: «Какое яркое, взволнованное выступление», «насколько просто и глубоко он говорит».

* взволнованное — есть такое, нельзя не заметить;
* просто — да, согласен;
* глубоко — а вот тут поподробнее, пожалуйста? Проведите кто-нибудь ликбез для необразованного недомагистра — что же такого глубокого этот месье сказал?

«Итак, четыре момента, четыре условия: всеобщее стратегическое господство глобального капитализма, разложение классической политической олигархии, растерянность населения (утрата ориентиров) и отсутствие стратегической альтернативы — вот, как я думаю, квадрат нынешнего кризиса. Мы можем определить современный мир в терминах глобального кризиса, но не сводимого к экономическому кризису последних лет. Я полагаю, все это гораздо больше, чем субъективный кризис: судьба людей все менее ясна им самим.»

Как ново, право слово. И ни разу не звучало с 1960-х, нет.

Ах, он сравнил трампизм с «демократическим фашизмом»— вот это да! «Есть фигура Трампа, но нет политики Трампа» — ого-го как свежо, свежее самой альпийской свежести в рекламе порошка тайд!

Выдвинул в авангард левой перестройки Сандерса — как актуально и своевременно!

«Берни Сандерс предлагает создать новую политическую группу и назвать ее «Наша революция». Успех Трампа открывает ворота для подобных амбиций. Мы можем довериться Сандерсу, мы можем признать его предложение выходящим за тот самый предел мира сего, мы можем уверовать, что его предложение уже близко нашим четырем принципам. Да, мы уже можем действовать.»

Новая политическая группа Берни Сандерса «Наша пенсия» — так будет актуальнее. Да, вы уже можете на неё выходить.

Господь, тьфу ты, зачёркнуто, Маркс с вами, месье Бадью — раньше-то вам кто мешал действовать? отсутствующий «символ такого исчезновения» Трамп?

Нет ничего увлекательнее, чем наблюдать пароксизмы пост-марксистов в мире пост-правды, ими же созданном.

Им, вообще говоря, на Трампа молиться надо, ибо он — в виде фигуры Трампа, Козыря, Джокера, Трикстера — своей дискурсивной герильей, как в сеансе спиритизма, в котором «что-то пошло не так», реанимировал уже было почти полностью обглоданный червями труп этого самого пост-марксизма.

Les mouches bourdonnaient sur ce ventre putride,
D’où sortaient de noirs bataillons
De larves, qui coulaient comme un épais liquide
Le long de ces vivants haillons.

А если серьёзно, без иронии и сарказма (ну разве что чуть-чуть, самую малость) — я как раз сейчас дописываю магистерскую (и уже дописал бы, если бы не сидел в фейсбуке сверх всякой меры) по философии современности, и у меня там много критики постмодернизма — может какие свежие идеи подкинете (кроме того, что я глупее и тупее винной пробки — это я и так знаю).

Я ведь тоже того (и ещё как), ну это, как его, тоже за мир постпостмо, за продолжение истории «после постмодернизма», в общем, за Идею! (не чокаясь)

По итогам выборов в США: America grabbed by the pussy

1. По исходу выборов интересны, пожалуй, два момента:
1.1 Опросы общественного мнения (Брекзит, Трамп) по стандартам 20-го века уже не работают.

И вот тут надо много думать. Есть ощущение, что исчезает само «общественное мнение», понимаемое как нечто цельное и замеряемое, создаваемое по методикам комитета по общественной информации ещё со времён Вудро Вильсона.

Тоффлеровский просьюмер в век интернета восстаёт против бернейсовского инжиниринга согласия, формирующегося соцопросами? Не знаю; да и вряд ли эти идеи прошлого века могут быть так легко здесь переиспользованы.

Но факт очевиден — новое начало века и новое «восстание масс».

Все, кто считает, что Трамп выиграл, потому что за него голосовали идиоты, которых он сумел обмануть — не обманывайте себя. Трамп пришёл к власти, потому что за него во многом сознательно проголосовало почти 60 миллионов человек. И это надо попытаться осмыслить и выработать дальнейшую стратегию действий исходя из результатов анализа меняющейся реальности.

1.2 Мне одинаково безразличны и Трамп, и Клинтон. А в данном случае ещё и одинаково отвратительны:

Клинтон — мама-коррупция (письма Подесты увлекательно это всё описывают) и жидкость без цвета, вкуса и запаха, принимающая форму соцопросов.

Трамп — не менее криминальный и глубоко травмированный нарцисс с замашками Гитлера и комплексом неполноценности (он сам это всё увлекательно описывает, в своих речах-отрыжках ненависти), решивший устроить персональную вендетту Обаме.

Выиграл именно Дональд Козырный. Даже не знаю — лучшее это из зол или худшее: американским избирателям виднее.
У нас же свой вечный Путин, который в следующем году ещё на 6 лет себя самокоронует, и нам по этому поводу надо убиваться, а не смотреть как «в Америке линчуют негра Обаму».

Я тут скорее о другом — мне интересно понять как так получилось. И мне почему-то кажется, что Клинтон проиграла именно благодаря своей постмодернистской мимикрии под всё, что приносит голоса избирателей. Она ещё с самого начала карьеры своего мужа меняла свои позиции и внешность, чтобы принести ему голоса, и тут пыталась перенять тактику Обамы, работая не с людьми, а с нарезанными по полу, возрасту и расе выборками из гуглофейсбука.

Трампа обвиняют в том, что он такой чёткий пацанчик, который не изменился со времён детских «туалетных разговоров» о том, за что, кого и как надо правильно хватать. Так вот, мне кажется, что он именно поэтому и выиграл — потому что он аутентичен, конгруэнтен и целен, и плевать хотел на то, чтобы кому-то понравиться. Он говорит, что думает, а не все эти либеральные «безопасные кампусы» и эвфемизмы про «туалетные разговоры» — он «мочит в сортире» как Путин.

Он остаётся верен себе с детства и не готов меняться под чьи-то правила, а «пусть лучше этот мир прогнётся под нас». И это многим понравилось — глупо отрицать этот факт — ведь залез же он Америке в трусы, чего уж тут.

Это своеобразный реванш автора, если хотите — казалось бы, его смерть уже давно оплакали, он уже давно умер, но вот нет — автор восстал из мёртвых и нанёс ответный удар безликому и выхолощенному миру постмодернизма. Ну а то, что данный субъект оказался в облике Трампа — сами виноваты — не надо было его заживо хоронить и деконструировать.

2. Наконец-то этот марафон безумия закончился. Никогда не понимал этого идеализирования всего американского, когда люди по всему миру, насмотревшись кабельных сериалов про американскую «Родину», следят за политическим сериалом в США с таким энтузиазмом, с каким они не следят за выборами на своей настоящей Родине, а не выдуманной.

Удивительно, что огромное количество людей готово искренне считать себя сознательно или бессознательно папуасом без права голоса где-то на окраине американской империи, который с замиранием сердца следит за ритуальными действиями белых людей.

Все эти боления, клоунские ряжения в символику американских кандидатов — это же вот оно ровно и есть — ментальность того самого лузера (уже давно проигравшего и поставившего крест на своей собственной стране), которого так не любят все американцы — что Клинтон, что Трамп.

Нам же надо думать о том, как сделать Россию великой.

Звучит смешно? Так это потому что мы деградировали настолько, что уже отказываем себе в праве на подобные мысли, которые вся «прогрессивная общественность» выражает калькой английских речений из всё тех же сериалов.

«Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю».
Насилие — это такой особо опасный джинн, который у всех выпускающих его на свободу вызывает иллюзию его полной контролируемости, ровно до тех пор пока он не оборачивается против них самих.

Про Фридмана, индиго и трусость называть вещи своими именами.

Вот ведь настолько боится человек, что не то что Путина, но даже Россию явно не упоминает. Когда-то компанию Альфа назвали, а сами все Путина как огня боятся, а то ещё ведь бизнес отнимет. Стыд и позор, конечно.

Про то, о чём он пишет, все думающие и понимающие люди уже давно знают, и без всяких ненужных эпитетов вроде индиго. Но что России-то с этого?

Весь смысл статьи в том, что Путину надо срочно на пенсию, иначе Россия отстанет окончательно. Но Фридман боится это явно сказать.