37

+1

37. Новогоднее. У меня по-прежнему всё хорошо, полёт нормальный. Учу языки, в этом сезоне взялся сразу за два новых — итальянский и персидский; стараюсь много читать; восстанавливаю спортивную форму после карантина.

Пользуясь случаем, хочу попросить сделать пожертвование неполитическим организациям гражданского общества, которые нужно поддерживать (и я лично это делаю, и доверяю им) для того, чтобы они поддерживали всех нас.

1. Международная правозащитная группа «Агора» и проект Апология протеста: https://www.agora.legal/. Их адвокаты помогают всем по всей стране.

2. Мониторинг политических преследований «ОВД-Инфо»: https://ovdinfo.org/. Помимо мониторинга репрессий они также оказывают юридическую помощь задержанным.

3. Одно из лучших независимых СМИ в России «Медиазона»: https://donate.zona.media/. Их журналисты сидят на всех судах (https://zona.media/onlines) и освещают происходящее по всей стране, предавая огласке, чтобы мы имели возможность узнавать последние новости без госпропаганды и рекламы.

Без них было бы точно хуже. Поддержите их, хуже не будет.

Гражданское общество это не какие-то абстрактные вещи-в-себе, это очень хрупкая ткань и наши с вами действия по её поддержке, без которой ничего не изменится.

«If space and time, as sages say,
Are things which cannot be,
The fly that lives a single day
Has lived as long as we.
But let us live while yet we may,
While love and life are free,
For time is time, and runs away,
Though sages disagree.»

Из неполитических новостей.
Посетил с частным визитом родину Ансельма Кентерберийского, которого итальянцы именуют Ансельм из Аосты, в которой я и побывал. Заодно доехал до Курмайёра зимой (летом оттуда уже как-то стартовал ультрамарафон) и покатался на доске с видом на Монблан.

Теперь к новостям культуры и политики.
Наблюдать за издевательствами над Конституцией РФ (читай: конституционным переворотом) лучше всего под практически одновременно вышедший альбом Эминема «Music To Be Murdered By». И тут и там установлены рекорды скорости.

36

+1

36. Новогоднее. Это у нас с безенчукских ещё времён традиция поздравлять друг друга с новым годом именно в день рождения, что в целом куда точнее.

Так вот, буду лапидарен — у меня всё хорошо и подарков мне никаких не нужно.

1373 —именно столько задержанных по оценке ОВД-Инфо было вчера в Москве. Уголовные дела, допросы следователей, обыски у друзей, коллег по партии, знакомых, кто-то из них уже сидит на сутках, кто-то ждёт суда.

И им всем нужна наша помощь.

По давней традиции свой личный новый год я обычно не отмечаю, а уж на фоне происходящего это было бы вдвойне странно.

Перевёл сейчас очередное пожертвование проекту ОВД-Инфо. И вас настойчиво призываю к тому же. Деньги идут на адвокатов и вытаскивание задержанных из отделений полиции. Сейчас это актуально как никогда.

https://donate.ovdinfo.org/

Until the universe is done
And the course of time has run
So we both can speak in tongues

Don’t let them get their way
Don’t let them have their way
You’re beautiful and so blasé
So please don’t let them have their way
Don’t fall back into the decay
There is no law we must obey
So please don’t let them have their way
Don’t give in to yesterday

We can build a new tomorrow, today

Венеция — весна 2019

Пакет «Нищебродский» = «Победа» до Тревизо + хостел в Местре + «Нищегид по Венеции» от журнала «Нож»

В комплект также входят:
* «Watermark» by Brodsky, прочитанная заранее в оригинале на английском и в переводе «Набережная неисцелимых» на русском (оригинал мне понравился больше);
* Разговорник итальянского на английском «Italian phrasebook» от Lonely Planet (приобретённый когда гуглопереводчик ещё нёс пургу вместо перевода), ибо «my Italian, wildly oscillating around its firm zero, also remained a deterrent»;
* Купленный за сотню в Ходасевиче неизвестно как там оказавшийся «Petit Dictionnaire Amoureux de Venise» Филиппа Соллерса на французском;
* Карнавальное настроение. Опционально.

В этот раз я тут не бегом,
рысью, галопом, проездом, а куда дольше и просто бесцельно бродить. Кажется, я начинаю понимать метафизику Венеции. А за Каннареджо я рискую её вообще полюбить так, что Барселона заревнует и не простит.

Про самолёт, членов правительства, Надежду (Кадышеву) и Россию.
Без всякой постиронии, с тоской и болью в сердце.

1. Всем почему-то не понравилось, что компания бывших и ныне действующих членов правительства пьёт и поёт под Надежду Кадышеву. Ишь эстеты какие!

А я вам так скажу — оставьте Надежду в покое. Быть может это вообще единственное русское, что во всём этом видео есть. И от нас самих в этом мире бушующем осталось. Вот в самом деле, с точки зрения стороннего наблюдателя, что там вообще русского:
* самолёт — точно нет, американский или европейский
* сорочки — точно нет, скорее всего итальянские
* виски/коньяк/арманьяк/кальвадос (что у них там налито) — понятное дело, что нет, всё ведь с вонью бочек европейских
* вино — сильно сомневаюсь, вряд ли они там кубанские вина хлещут
* телефоны — сделано в Китае или Японии

Вот то-то и оно, посмотрит какой-нибудь инопланетянин на всё это и скажет “нет, ну это точно русские, кто ещё, да и вообще, может петь Кадышеву в такой обстановке, только эти, только они”. Только по Надежде и отличит он наших.

Думаю не надо вам объяснять (у меня в ленте все люди более чем образованные), что за отсутствие самолётов, телефонов, нормальных рубашек (реально ведь проблема, не шьют у нас; сам итальянские и английские покупаю, чего уж там), и прочего технологического и не очень ширпотреба (и это даже не проблема, это позор) российского производства в том числе лично ответственны вот эти праздно выпивающие люди.

Хорошо пить Ткачёву, когда тонны европейских продуктов давят, а при этом многим людям просто нечего есть. Хорошо пить Дворковичу, любителю посещать ежегодную конференцию «Открытые инновации», бронируя там под свою делегацию первые ряды (там не до демократии и близости с народом посредством Кадышевой, это же не частный самолёт со своими), когда у нас отгораживают интернет от всего мира. И так далее, ad infinitum.

Воистину говорю, оставьте Надежду в покое. Надежда умирает последней. А вот этого правительства и их всех не жалко.

2. Ну хорошо, уговорил, скажете вы, пусть на русском и мейнстрим, а не Deep Purple или Bob Dylan какие-нибудь заморские, но ведь можно и что-то более приличное.

Ну хорошо, давайте сыграем и в эту игру.

“Скоро рассвет
Выхода нет
Ключ поверни — и полетели
Нужно вписать
В чью-то тетрадь
Кровью, как в метрополитене:
Выхода нет,
Выхода нет!”

Я бы стоя аплодировал, но нет.

“Мы разбегаемся по делам
Земля разбивается пополам
Сотри меня, смотри в меня
Останься
Прости меня за слабость
И за то, что я так странно и отчаянно люблю”

Я бы снова аплодировал стоя. Вот прямо бы встал посреди комнаты у себя дома, смотрел это видео и хлопал. Но нет. И за слабость мы их не простим.

“И слушали тихий океан.
И видели города.
И верили в вечную любовь.
И думали: «Навсегда».

Жить в твоей голове
И любить тебя неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове.
И убить тебя неосознанно, нечаянно.

Неосознанно. Нечаянно.

Запутались в полной темноте.
Включили свои огни.
Обрушились небом в комнате.
Остались совсем одни.”

После этого в принципе уже занавес должен идти или титры. Ну или что-то вроде финальной сцены «Бойцовского клуба», или про неисповедимые пути русской идеи, соборность и вот это всё.

А как бы ведь было отлично, ну в самом деле, вы только представьте, значит:

Тимакова:
«Я теперь готова ко всему на свете —
Я отсидела свой срок в интернете.»

Ткачёв:
«В золотых цепях я утопаю в болоте.
Кровь моя чище чистых наркотиков.»

Ентальцева:
«Я иду по городу в чёрном худи —
Тут обычно холодно, злые люди.»

Дворкович:
«Впереди меня ничего не ждёт,
Но я жду тебя, ты меня найдёшь.»

Припев, хором все вместе:
«Я заливаю глаза керосином —
Пусть всё горит, пусть всё горит!
На меня смотрит вся Россия —
Пусть всё горит, пусть всё горит!»

А ведь и в самом деле: керосин в джет залит и горит, глаза горят и их продолжают заливать топливом, чтобы не думать о том, что всё уже горит.

Так бездарно прожигать свою страну и историю надо уметь.

P.S. В качестве послесловия.
«Границы моего языка означают границы моего мира».
Когда ты работаешь в правительстве изоляционизма, то что не запевай, изо рта одна Надежда Кадышева доносится.
Автоматическое импортозамещение.

Впрочем, кажется, что это и к лучшему. За исполнение более прогрессивных и популярных российских исполнителей, боюсь, их распяли бы мы сами по статье «неуважение к глубинному народу».

А Надежду вы всё же оставьте в покое. Не виновата она.
На себя надо в зеркало смотреть. И смеяться над собой почаще.
Тут нам постирония всем не помешает, и побольше. Но я обещал же, что без неё в этот раз.

«Светит незнакомая звезда,
Снова мы оторваны от дома,
Снова между нами города,
Взлётные огни аэродромов.
Здесь у нас туманы и дожди,
Здесь у нас холодные рассветы.
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты…

Припев:
Надежда – мой компас земной,
А удача – награда за смелость.
А песни…
довольно одной,
Чтоб только о доме в ней пелось.»

Когда у меня 38.5 и ничего серьёзного ни читать, ни слушать ни на каком языке решительно невозможно, а стимулировать мозг чем-то надо, ведь невозможно сутками лежать смотря в потолок, то я либо смотрю нарконовеллы на испанском, либо какие-нибудь сериалы на английском про тактические операции спецназа по всему миру — такой брутальный, выхолощенный экшн, никакой рефлексии, много мертвечины без причины: сплошные snafu и fubar, если вы понимаете о чём я. «Let’s give stupidity a chance», ну или «I’m with stupid» — тут кому какая композиция больше нравится.

В этот жанр вписываются и речи Дональда Трампа: английский уровня пятиклассника оставленного на второй год в третий раз — никакой рефлексии, сплошные глаголы экшна или аллюзии к ним, сдобренные плоскими как шутки поручика эпитетами на уровне владения языком ниже, чем у многих мигрантов, против которых он выступает.

Вот и вчера смотрел его речь про national emergency и думал — в бреду ли я, в сознании ли, жив ли ещё, или уже умер и попал в ад, где в качестве наказания меня заставили смотреть не прекрасные речи Обамы (каирская, хиросимская, гаванская, афинская — you name it; да, я поклонник жанра), а вот это всё.

Речь меж тем знаменательная тем, что он цементировал «walls work» и ради этого факта готов даже пойти на режим чрезвычайной ситуации в стране.
Walls work это zeitgeist, конечно — что у них там со стеной физической, что у нас тут с огораживанием интернета.

Он опять хвалил своего чудесного северокорейского друга Кима (того самого, который сказал про Трампа нетленное «mentally deranged U.S. dotard» и «bereft of reason»), а потом прямо восхищался тем, что в Китае по его словам нет проблем с наркотиками, потому что там всех наркоторговцев казнят. Всех казнят и нет проблемы. И прямо чувствуется его зависть и фрустрация, что он тоже так не может — казнил и нет проблемы. Сплошной экшн и никакой рефлексии. И заборы не надо было бы городить.

Впрочем, артисты уже прекрасно обыграли это и без меня в очередной незабудке. Особенно хороши кадры визита Чаушеску в Северную Корею. Тоже, знаете, увлекался этой заморской экзотикой. Даже идеи чучхе на румынский переводил. Кончил плохо. Правда Трамп бы тут со мной поспорил, ведь — казнили и нет проблемы.

Оставлю здесь для истории. Гениальный текст с портретом Трампа в исполнении британцев.
Someone asked «Why do some British people not like Donald Trump?»

Nate White, an articulate and witty writer from England, wrote this magnificent response:

«A few things spring to mind.

Trump lacks certain qualities which the British traditionally esteem.

For instance, he has no class, no charm, no coolness, no credibility, no compassion, no wit, no warmth, no wisdom, no subtlety, no sensitivity, no self-awareness, no humility, no honour and no grace — all qualities, funnily enough, with which his predecessor Mr. Obama was generously blessed.

So for us, the stark contrast does rather throw Trump’s limitations into embarrassingly sharp relief.

Plus, we like a laugh. And while Trump may be laughable, he has never once said anything wry, witty or even faintly amusing — not once, ever.

I don’t say that rhetorically, I mean it quite literally: not once, not ever. And that fact is particularly disturbing to the British sensibility — for us, to lack humour is almost inhuman.

But with Trump, it’s a fact. He doesn’t even seem to understand what a joke is — his idea of a joke is a crass comment, an illiterate insult, a casual act of cruelty.

Trump is a troll. And like all trolls, he is never funny and he never laughs; he only crows or jeers.

And scarily, he doesn’t just talk in crude, witless insults — he actually thinks in them. His mind is a simple bot-like algorithm of petty prejudices and knee-jerk nastiness.

There is never any under-layer of irony, complexity, nuance or depth. It’s all surface.

Some Americans might see this as refreshingly upfront.

Well, we don’t. We see it as having no inner world, no soul.

And in Britain we traditionally side with David, not Goliath. All our heroes are plucky underdogs: Robin Hood, Dick Whittington, Oliver Twist.

Trump is neither plucky, nor an underdog. He is the exact opposite of that.

He’s not even a spoiled rich-boy, or a greedy fat-cat.

He’s more a fat white slug. A Jabba the Hutt of privilege.

And worse, he is that most unforgivable of all things to the British: a bully.

That is, except when he is among bullies; then he suddenly transforms into a snivelling sidekick instead.

There are unspoken rules to this stuff — the Queensberry rules of basic decency — and he breaks them all. He punches downwards — which a gentleman should, would, could never do — and every blow he aims is below the belt. He particularly likes to kick the vulnerable or voiceless — and he kicks them when they are down.

So the fact that a significant minority — perhaps a third — of Americans look at what he does, listen to what he says, and then think ‘Yeah, he seems like my kind of guy’ is a matter of some confusion and no little distress to British people, given that:
* Americans are supposed to be nicer than us, and mostly are.
* You don’t need a particularly keen eye for detail to spot a few flaws in the man.

This last point is what especially confuses and dismays British people, and many other people too; his faults seem pretty bloody hard to miss.

After all, it’s impossible to read a single tweet, or hear him speak a sentence or two, without staring deep into the abyss. He turns being artless into an art form; he is a Picasso of pettiness; a Shakespeare of shit. His faults are fractal: even his flaws have flaws, and so on ad infinitum.

God knows there have always been stupid people in the world, and plenty of nasty people too. But rarely has stupidity been so nasty, or nastiness so stupid.

He makes Nixon look trustworthy and George W look smart.

In fact, if Frankenstein decided to make a monster assembled entirely from human flaws — he would make a Trump.

And a remorseful Doctor Frankenstein would clutch out big clumpfuls of hair and scream in anguish:

‘My God… what… have… I… created?

If being a twat was a TV show, Trump would be the boxed set.»

вместо итогов года — 2018

Это был интересный во многих жизненных аспектах год. Из нового, больше всего я, кажется, учил немецкий и воспринимать всё происходящее с улыбкой, с переменным успехом.

Поэтому вместо итогов пусть будет:
Ich blicke nicht zurück, ich nehm’ es mit ‘nem Lächeln

Всех с новым годом!

Ответ Бадью: Make Idea great again!

Make Idea great again!

А что все так принялись воскурять фимиам Бадью?
Первая волна прошла после публикации на английском (тогда же я его и прочитал, и почти сразу же забыл, как и подобает для клипового сознания — там не за что зацепиться, чтобы в память отложилось), и уже было стихла.

Но вот пошла вторая волна, после публикации русского перевода. Чтобы далеко не ходить, возьму первый попавшийся в ленте пример — Александр Морозов пишет: «Какое яркое, взволнованное выступление», «насколько просто и глубоко он говорит».

* взволнованное — есть такое, нельзя не заметить;
* просто — да, согласен;
* глубоко — а вот тут поподробнее, пожалуйста? Проведите кто-нибудь ликбез для необразованного недомагистра — что же такого глубокого этот месье сказал?

«Итак, четыре момента, четыре условия: всеобщее стратегическое господство глобального капитализма, разложение классической политической олигархии, растерянность населения (утрата ориентиров) и отсутствие стратегической альтернативы — вот, как я думаю, квадрат нынешнего кризиса. Мы можем определить современный мир в терминах глобального кризиса, но не сводимого к экономическому кризису последних лет. Я полагаю, все это гораздо больше, чем субъективный кризис: судьба людей все менее ясна им самим.»

Как ново, право слово. И ни разу не звучало с 1960-х, нет.

Ах, он сравнил трампизм с «демократическим фашизмом»— вот это да! «Есть фигура Трампа, но нет политики Трампа» — ого-го как свежо, свежее самой альпийской свежести в рекламе порошка тайд!

Выдвинул в авангард левой перестройки Сандерса — как актуально и своевременно!

«Берни Сандерс предлагает создать новую политическую группу и назвать ее «Наша революция». Успех Трампа открывает ворота для подобных амбиций. Мы можем довериться Сандерсу, мы можем признать его предложение выходящим за тот самый предел мира сего, мы можем уверовать, что его предложение уже близко нашим четырем принципам. Да, мы уже можем действовать.»

Новая политическая группа Берни Сандерса «Наша пенсия» — так будет актуальнее. Да, вы уже можете на неё выходить.

Господь, тьфу ты, зачёркнуто, Маркс с вами, месье Бадью — раньше-то вам кто мешал действовать? отсутствующий «символ такого исчезновения» Трамп?

Нет ничего увлекательнее, чем наблюдать пароксизмы пост-марксистов в мире пост-правды, ими же созданном.

Им, вообще говоря, на Трампа молиться надо, ибо он — в виде фигуры Трампа, Козыря, Джокера, Трикстера — своей дискурсивной герильей, как в сеансе спиритизма, в котором «что-то пошло не так», реанимировал уже было почти полностью обглоданный червями труп этого самого пост-марксизма.

Les mouches bourdonnaient sur ce ventre putride,
D’où sortaient de noirs bataillons
De larves, qui coulaient comme un épais liquide
Le long de ces vivants haillons.

А если серьёзно, без иронии и сарказма (ну разве что чуть-чуть, самую малость) — я как раз сейчас дописываю магистерскую (и уже дописал бы, если бы не сидел в фейсбуке сверх всякой меры) по философии современности, и у меня там много критики постмодернизма — может какие свежие идеи подкинете (кроме того, что я глупее и тупее винной пробки — это я и так знаю).

Я ведь тоже того (и ещё как), ну это, как его, тоже за мир постпостмо, за продолжение истории «после постмодернизма», в общем, за Идею! (не чокаясь)

Из прочитанного за последние дни самое глубокое впечатление на меня произвела проза Георгия Иванова — его воспоминания «Петербургские зимы», «Китайские тени» и остальные несколько мемуарных очерков. 1910-1922 гг. Петербург. Серебряный век, он же fin de siècle, наивысший расцвет Российской империи, а затем её стремительный упадок и дезинтеграция, кричащая роскошь и нищета, революция, белые и красные, хаос и анархия, гражданская война, расстрелы, холод и голод, богема и чекисты, убийства и самоубийства друзей, эмиграция — всё это рассказывается автором через призму личной жизни огромного числа его коллег и друзей поэтов, среди которых были Блок, Мандельштам, Гумилёв, Ахматова и огромное количество других. Очень лично и трагично.